Страна и люди

8 965 подписчиков

Свежие комментарии

  • Yvan
    Привязать зарплату к проценту выполнения - сразу зашевелятся.Голикова, Трутнев...
  • константин
    Каков поп,таков и приход! Каждый народ имеет то правительство,которое он заслуживает!!!Голикова, Трутнев...
  • ольга емелина
    дожили...«Дивный мир» наст...

Греки в Османской империи

Греки в Османской империи

Греки в Османской империи

В предыдущей статье («Кризис Османской империи и эволюция положения иноверцев») было рассказано о положении в этой стране иудеев и армян. Теперь мы продолжим этот рассказ и поговорим о положении в Турции исповедовавших христианство народов европейской части этой империи.

Европейские христиане в Османской империи


Положение европейских христиан (прежде всего, славян) было, пожалуй, хуже, чем у исповедовавших христианство армян. Дело в том, что, помимо джизье и хараджа (подушный и земельный налоги), они облагались ещё «налогом крови» – набором мальчиков по знаменитой системе «девширме». Принято считать, что все они становились янычарами.

Это не совсем верно, потому что в Константинополе привезенные дети делились на три категории. Большинство из них, действительно, становились профессиональными солдатами.

Греки в Османской империи
Янычары

Однако некоторые, признанные ленивыми и мало годными к обучению, определялись слугами. Ну а самых способных переводили в школу Эндерун, находившуюся в третьем дворе дворцового комплекса Топкапы.

Греки в Османской империи
Эндерун, библиотека Ахмеда III

Одним из выпускников этой школы, прошедшим все 7 ступеней обучения в ней, был Пийале-паша – то ли венгр, то ли хорват по национальности, привезенный из Венгрии в 1526 году.
В 32 года он был уже начальником внутренней охраны султанского дворца. Позже стал командующим османским флотом, вторым визирем империи и зятем султана Селима II.

Греки в Османской империи
Пийале-паша, бюст в Морском музее Стамбула

Но, как вы понимаете, такая карьера была вовсе не типична для «чужеземных мальчиков» (аджеми оглан): гораздо больше шансов у них было погибнуть на одной из бесчисленных войн, либо всю жизнь прозябать на подсобных работах.

Греция в составе Османской империи


Как известно, Константинополь пал в 1453 году. Затем, в 1460 году османами был захвачен последний византийский город – Мистра. В 1461 году под властью султанов оказались и греки Трапезунда. Другие, населенные потомками эллинов области (Пелопоннес, Эпир, острова Средиземного и Ионического морей), пока еще оставались вне сферы османского влияния, но и собственно грекам не принадлежали. Это были владения Венеции, с которой османы еще долго вели упорную борьбу и на суше, и на море. Керкира и многие острова Ионического моря турецкими так и не стали.

Православные греки после падения Константинополя в большинстве своём не бежали на католический Запад, а на протяжении достаточно долгого времени верно служили османским владыкам. Во время переписи 1914 года в Османской империи насчитали 1 792 206 греков – около 8,5% от всего населения этой страны.

Греки проживали не только в европейской части империи, но и в Малой Азии (Анатолии), порой занимая высокие государственные должности. Особенно процветали греки Константинополя (фанариоты), традиционно поставлявшие Порте чиновников высшего ранга, вплоть до наместников провинций (особенно часто фанариоты назначались в Молдавию и Валахию).

Знаменитым греческим «олигархом» Османской империи был Михаил Кантакузен, получивший в XVI веке право на монопольную торговлю пушниной с Московским царством. В Константинополе ему было дано «говорящее» прозвище Шайтан-Оглу («Сын Дьявола»).

Греками были уроженцы острова Лесбос Хайр-ад-Дин Барбаросса (один из самых знаменитых адмиралов Османской империи) и его старший брат Орудж, провозгласивший себя эмиром Алжира и признавший власть султана Селима I.

Когда в 1699 году венецианцы захватили Морею, местные греки выступили союзниками османов, закончилось все изгнанием европейцев-католиков в 1718 году.

Однако со временем политика османских султанов в отношении христиан изменилась в худшую сторону – военные неудачи и провалы во внешней политике всегда проще объяснять происками внутренних врагов.

Поэтому в конце XVIII столетия греки уже выступали союзниками русских единоверцев, что, в свою очередь, привело к жесточайшим репрессиям. В 1770 году верные туркам албанцы убили (в той же Морее) огромное количество мирных жителей. Результатом стали новое восстание в 1821 году и многолетняя борьба греков за независимость, закончившаяся образованием собственного королевства 1832 году.

Греческое восстание 1821-1829 гг.


Греки в Османской империи
Peter Von Hess. The Hellenic Revolution of 1821

Одним из символов той освободительной войны стала длившаяся почти год осада турками города Мессолонги (с 15 апреля 1825 года по 10 апреля 1826 года). Кстати, именно в этом городе в 1824 году умер Байрон.

Греки в Османской империи
Э. Делакруа. Греция на развалинах Мессалонги, картина 1826 г. Музей изобразительных искусств, Бордо

Россия воздержалась


По отношению к России османы тогда также вели себя вызывающе.

На праздник Пасхи в апреле 1821 года был повешен Константинопольский патриарх и семь митрополитов – оскорбление православных христиан всего мира было просто неслыханным. Тело патриарха, кстати, потом было найдено в море и доставлено в Одессу на греческом корабле под британским флагом.

Были арестованы русские суда с грузом хлеба.

Наконец, правительство Турции даже не ответило на ноту посланника Строганова, из-за чего он вынужден был покинуть Константинополь.

Российское общество и ближайшее окружение Александра I требовали от императора защиты православия и единоверцев. Александр промолчал. В 1822 году на Веронском конгрессе он так объяснил свою позицию:

«Теперь уже не может быть более политики английской, французской, русской, прусской, австрийской: существует только одна политика, общая, которая для спасения всех должна быть принята сообща народами и государствами. Я первый должен показать верность началам, на которых я основал союз. Один случай представился к тому – восстание Греции. Ничто, без сомнения, не казалось более отвечающим моим интересам, интересам моих народов, общественному мнению моей страны, как религиозная война с Турцией; но в волнениях Пелопоннеса я усмотрел признаки революции. И тогда я воздержался».

Британцы оценили это глупейшее «прекраснодушие» российского императора правильно и адекватно:

«Россия покидает свое передовое место на Востоке. Англия должна воспользоваться этим и занять его».

Об этом заявил в 1823 году министр иностранных дел Великобритании Чарлз Стрэтфорд-Каннинг.

Греки в Османской империи
Lord Stratford Canning, портрет из книги «The life of the Right Honourable Stratford Canning, viscount Stratford de Redcliffe», 1888 г.

Вначале восстание в Греции развивалось вполне успешно, но с помощью египетских войск Ибрагима-паши османские власти практически разгромили восставших, положение которых стало совершенно отчаянным.

Наваринское сражение


И только в 1827 году вмешались «великие державы» (Россия, Великобритания и Франция), которые отправили к берегам Греции объединенный флот, разбивший в Наваринском сражении османско-турецкую эскадру.

Греки в Османской империи
Амбруаз-Луи Гарнерэ. «Морское сражение при Наварине»

Греки в Османской империи
Эдвард Кодрингтон, участник Трафальгарской битвы, в чине контр-адмирала возглавил союзный флот Великобритании, Франции и России, портрет хранится в National Historical Museum of Greece

В британской эскадре тогда оказалось 3 линейных корабля, 3 фрегата, 4 брига, шлюп и тендер.

Французы прислали 3 линейных корабля, 2 фрегата, бриг и шхуну под командованием адмирала Анри-Готье де Риньи (будущий министр иностранных дел Франции).

Греки в Османской империи
François Gabriel Guillaume Lepaulle. Портрет адмирала Анри-Готье де Риньи, 1836 г.

Российский контр-адмирал Л. П. Гейден (вестфалец, перешедший на русскую службу в 1795 году) привел 4 линейных корабля и 4 фрегата.

Греки в Османской империи
Е.И. Ботман. Портрет адмирала Логина Петровича Гейдена, 1877 г.

Общая огневая мощь объединенной союзной эскадры составила 1 300 артиллерийских орудий.

В распоряжении Ибрагима-паши, возглавившего турецкие и египетские корабли, оказались 3 линейных корабля, 5 двухдечных 64-пушечных фрегатов, 18 малых фрегатов, 42 корвета, 15 бригов и 6 брандеров. С берега поддержку им оказывали 165 орудий Наваринской крепости и острова Сфактерия. Общее количество пушек разные авторы оценивают от 2 100 до 2 600.

Греки в Османской империи
Шарль-Филипп Ларивьер. Портрет Ибрагима-Паши, 1846 г.

Неприятельский флот был блокирован в бухте и полностью уничтожен, что вызвало недовольство короля Георга IV, который не желал чрезмерного ослабления османов (и, следовательно, усиления России). На полях указа о награждении Кодрингтона орденом Бани Большого креста монарх якобы написал:

«Я посылаю ему ленту, хотя он заслуживает верёвки».

Союзники в этом сражении не потеряли ни одного корабля.

В 1828 году Россия вступила в войну с Турцией, завершившуюся победой в следующем году.

2(14) сентября 1829 года в Адрианополе между Россией и Османской империей был подписан мирный договор, по условиям которого Греция получила автономию. От России его подписал Алексей Федорович Орлов – внебрачный сын одного из младших братьев знаменитого фаворита Екатерины II – Григория.

Греки в Османской империи
Ф. Крюгер. Портрет А. Ф. Орлова, 1851 г.

А на Лондонской конференции 1832 года было достигнуто соглашение о создании независимого греческого государства.

Движение Энозис


Даже после возникновения греческого королевства на территории Османской империи осталось немало греков, и среди них все больше распространялись идеи Энозиса (движение за воссоединение с исторической родиной).

Следует все же сказать, что не все османские греки разделяли эти идеи: были и те, кого положение в Османской империи вполне устраивало.

Александр Каратеодори (Александр-паша-Каратеодори) из старинной фанариотской семьи в 1878 году оказался во главе управления иностранными делами Османской империи и представлял Турцию на Берлинском конгрессе 1878 года.

Константин Музурус выполнял обязанности османского наместника на острове Самос, посла Порты в Греции (с 1840 г.) и в Великобритании (с 1851 г.).

Уроженец Эпира банкир Христакис Зографос в 1854–1881 годах был одним из крупнейших кредиторов Османского государства, имел награды от трех султанов.

Греки в Османской империи
Christakis Zografos

Галатский банкир Георгиос Зарифис был личным казначеем султана Абдул-Хамида II.

Греки в Османской империи
Georgios Zarifis, фотография 1881 г.

В Парламенте Турции в 1908 году оказалось 26 греков, в 1914 году – 18.

Однако на фоне распространения идей Энозиса османские власти все меньше доверяли грекам.

И в греческом королевстве ненависть к османам, препятствующим образованию Великой Греции, была очень велика.

В XX веке эта страна трижды воевала с Турцией: в ходе Первой Балканской войны 1912-1913 гг., во время Второй Греко-Турецкой войны 1919-1922 гг. (после которой из Турции в Грецию вынуждены были переселиться около полутора миллиона человек, об этом будет рассказано позже) и в боевых действиях на острове Кипр в 1974 г. (О них мы поговорим в следующей статье, посвященной положению болгар в Османской империи и мусульман в социалистической Болгарии, а также о «Кипрском синдроме» Тодора Живкова).
Автор:
Рыжов В.А.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх