Страна и люди

9 073 подписчика

Свежие комментарии

Цифровой концлагерь и продуктовые карточки. Чем грозит либералам новая стратегия развития России

Цифровой концлагерь и продуктовые карточки. Чем грозит либералам новая стратегия развития России

Цифровой концлагерь и продуктовые карточки. Чем грозит либералам новая стратегия развития России Фото: Мобильный репортер / АГН "Москва"

Разрабатываемая правительством Стратегия развития страны до 2030 года включает в себя меры протекционизма, направленные на рост высокотехнологичных и экспортно-ориентированных отраслей. Либеральные мантры в документе отсутствуют.

Правительство Мишустина – Белоусова ускоренными темпами разрабатывает Стратегию развития страны до 2030 года. Согласно планам правительства, будущее десятилетие должно не просто повысить уровень благосостояния граждан (этот пункт содержался во всех предыдущих стратегиях), но изменить сам уклад и образ жизни граждан России.

Стратегия социально-экономического развития России базируется на пяти основных направлениях:

  1. Новая высокотехнологичная экономика.
  2. Агрессивное развитие инфраструктуры.
  3. Новый общественный договор.
  4. Клиентоцентричное государство.
  5. Национальная инновационная система.

Сразу же бросается в глаза тот факт, что как минимум в трёх из пяти направлений будет уделяться особое внимание применению цифровых технологий.

Цифровой концлагерь и продуктовые карточки

Действительно, превращение общества в тот самый цифровой концлагерь, похоже, является неизбежным. Но главный вопрос заключается в том, кто будет контролировать сферы жизни общества: государство или коммерческие структуры?

Перспективы последнего случая совсем не вдохновляют. Вряд ли наши граждане захотят доверить свою судьбу Яндексу или Сбербанку. Чтобы подобного не произошло, государство должно, во-первых, определить чёткие границы проникновения "цифры", а также взять основные направления цифровизации в свои руки.

В связи с этим в Стратегии социально-экономического развития до 2030 года определён ряд целей. Например, речь идёт о создании единой государственной цифровой платформы. Кто-то может сказать, что уже сейчас подобная имеется: "Госуслуги". Однако нынешние "Госуслуги" являются демоверсией того, что планируется. Новая масштабная цифровая платформа станет глобальной (в пределах страны) социальной сетью, где пользователь сможет получить абсолютно всё необходимое: начиная от образовательных программ, заканчивая выходом на биржу труда. Это будет государство в государстве (интернете), которое заменит и паспортный стол, и сервисы онлайн-заказов. Экосистема Сбера покажется лишь разминкой.

Безусловно, риски для общества велики. Мы не знаем, что будет через 10 лет. Это сейчас всё выглядит красиво и необходимо, пока верхушка нашей власти остаётся приверженцем консервативной идеологии. Но кто взойдёт на властный олимп через 10 лет – непонятно. Условный Герман Греф вполне может получить рычаги управления государством и обществом. И тогда "цифровой концлагерь" станет не пугающей страшилкой, а реальностью наших дней.

Интересным пунктом является введение продуктовых карточек. Данный шаг также укладывается в политику цифровизации. Несмотря на то что у значительной части нашего общества талоны на еду ассоциируются по старой памяти с дефицитом и разрухой, на деле данная инициатива может оказаться более чем полезной.

Во-первых, малоимущие слои населения будут обеспечены на уровне базовых потребностей. Можно сколько угодно говорить о том, что надо избавляться от бедности и повышать доходы граждан, однако какая-то часть граждан, доход которых равен или находится ниже прожиточного минимума, в обществе будет всегда - и в России, и в США, и в Зимбабве. Доля малоимущих будет больше или меньше, но какая-то всё равно останется.

Во-вторых, продовольственные талоны позволяют поддержать отечественного производителя. Это можно расценивать как протекционистскую меру, направленную на реальное импортозамещение. Для этого необходимо ввести определение "национальная компания", критериями которого являются регистрация и ведение деятельности в русской юрисдикции, работа на отечественном оборудовании и материалах. В зависимости от отрасли критерии могут разниться.

Безусловно, в случае введения продуктовых карточек "национальные компании" смогут существенным образом нарастить производство, обойдя по прибыли конкурентов. Это позволит им значительно снизить себестоимость продукции за счёт экономии от масштаба. В свою очередь, подобное сделает продукцию "национальных" компания конкурентоспособной на внешнем рынке.

В случае грамотной работы и просчёта всех деталей при введении талонов на еду выиграют все: и граждане, и государство, и бизнес.

Теперь рассмотрим экономическое направление Стратегии развития России до 2030 года.

Рабочую группу направления "Новая высокотехнологичная экономика" возглавил первый вице-премьер Андрей Белоусов. В группу также вошли вице-премьеры Юрий Борисов, Александр Новак и Дмитрий Григоренко. Исходя из состава участников, можно сделать вывод, что ставка будет сделана на развитие реального сектора экономики, а финансовый станет лишь необходимым дополнением.

Андрею Белоусову предстоит разобраться с пятью проектами направления: новая энергетика, развитие электронной и радиоэлектронной промышленности, связывание пространства и транспорт, новый инвестиционный цикл, защита конкуренции в условиях цифровой экономики. 

Реальное избавление от нефтяной зависимости

Избавление экономики России от нефтяной зависимости является давно желанной целью как правительства, так и граждан. Тем не менее, несмотря на подобное рвение, в реальности сделать мало что получилось. По крайней мере, к настоящему моменту. Безусловно, зависимость федерального бюджета от нефтегазовых доходов сильно снизилась. Если ещё 7–8 лет назад доля углеводородных доходов составляла 55%, то в докризисном 2019 году эта цифра уже была равна 39%. Тем не менее доля нефтегазового экспорта не меняется: она устойчиво находится в диапазоне 55–65%.

Изменить ситуацию помогут две вещи: рост ненефтегазового неэнергетического экспорта, а также ориентация на экспорт продукции глубокой переработки сырья. Например, на полимеры. Что касается первого, то согласно национальному проекту "Международная кооперация и экспорт", куратором которого также является Андрей Белоусов, объём промышленных товаров должен вырасти со 119,5 млрд до 146 млрд долларов, а продукции АПК – с 25 млрд до 34 млрд долларов. Итого уже к 2024 году мы получим прирост несырьевого неэнергетического экспорта на 35,5 млрд, что снизит долю углеводородов на 5–10%.

Помимо этого, ускоренное строительство заводов по глубокой переработке сырья позволит отказаться от вывоза нескольких десятков миллион тонн нефти и миллиардов кубометров газа. Это добавит ещё 9–18 млрд долларов несырьевой валютной выручки. 

Промышленность и инфраструктура 

Второй проект "Новой высокотехнологичной экономики" посвящён ускоренному развитию и внедрению на российском рынке отечественной электроники. Ещё в прошлом году правительство сделало первый шаг. Вице-премьер Юрий Борисов продавил законопроект об импортозамещении в госзакупках, согласно которому государственные компании обязаны приобретать исключительно отечественное оборудование. Разумеется, если аналогов зарубежной продукции на нашем рынке нет, то принуждать госкомпании к отказу от импортных товаров никто не будет. Несмотря на принятый закон, его реализация столкнулась с большими проблемами.

Так, госкомпании не спешат переходить на отечественное электронное оборудование, а также на ПО. Критерии, устанавливаемые в тендерах, специально пишутся под иностранную продукцию. Ярким примером является ситуация с пластиковыми карточками. Так, Московский метрополитен определил критерии тендера так, чтобы они подходили исключительно под голландскую компанию NXP. По этому поводу недовольство выразил оренбургский производитель "Оренкарт". Ситуация действительно сложная. Выработать эффективные правила, которые госкомпании будут соблюдать в обязательном порядке и не найдут "лазеек", практически невозможно. Тем не менее без решения данной проблемы говорить об ускоренном развитии нашей высокотехнологичной промышленности не придётся.

Пункт "связывание пространства и транспорт" является, пожалуй, самым затратным и долго окупаемым. Речь идёт как о масштабном строительстве транспортной инфраструктуры, так и о создании эффективных транспортных средств. Одного без другого быть не может. Если мы строим качественные дороги, то по ним должны ездить наши КамАЗы, а не китайские грузовики.

Не секрет, что строительство большого количества объектов растянуто во времени. Более того, по мере реализации проекта их сметная стоимость в силу объективных и субъективных причин увеличивается. При создании транспортной инфраструктуры государство может положиться исключительно на свои силы и ресурсы. В отличие от электронной промышленности, невозможно представить, чтобы частный бизнес вкладывал бы деньги в отрасль, которая если и принесёт доход, то не ранее чем через 20 лет.

Тем не менее финансовые ресурсы правительства существенным образом ограничены. К сожалению, банковский сектор до сих пор находится под контролем системных либералов. В этой конфигурации рассчитывать на длинные и дешёвые деньги банков не приходится. Фактически единственным финансовым источником правительства является Фонд национального благосостояния (ФНБ). Правда, и он достался государственникам нелегко. Весь 2020 год за ФНБ шла непримиримая борьба между Андреем Белоусовым и Антоном Силуановым. К счастью, первый вице-премьер победил, и в середине марте Владимир Путин поручил правительству подготовить список объектов, которые могут быть профинансированы из средств ФНБ. Срок исполнения поручения – до 1 мая. 

Внутренний и внешний суверенитет 

"Новый инвестиционный" цикл означает ускоренный рост инвестиций в реальный сектор экономики. Механизмы реализации данного проекта уже запущены. В первую очередь речь идёт о механизме СЗПК (Соглашение о защите и поощрении капиталовложений), который был запущен полгода назад. Однако уже к сегодняшнему дню подписаны соглашения по 36 проектам на общую сумму в 1,3 трлн рублей. К 2024 году подобных соглашений должно быть не менее 600, а предполагаемый объём инвестиций – 12,6 трлн рублей.

Однако этого недостаточно. Белоусов разрабатывает иные меры стимулирования инвестиций, которые направлены в первую очередь на проекты малого и среднего бизнеса. К подобным мерам относятся дешёвое кредитование предприятий, инвестиционный вычет, компенсации налога на прибыль и т. д.

Впрочем, говоря об увеличении инвестиций, мы снова вспоминаем о проблеме финансирования проектов, достаточный объём которого может предоставить исключительно банковский сектор. Тем не менее для развития точечных отраслей субсидий из федерального бюджета может оказаться достаточно.

Самым загадочным пунктом стратегии является "защита конкуренции в условиях цифровой экономики". Но один вывод можно сделать однозначный: речь идёт о создании отечественной цифровой инфраструктуры и "изгнании" транснациональных IT-гигантов с нашего рынка. Действительно, когда мы говорим об инфраструктуре, мы подразумеваем в первую очередь транспортную и социальную. В это же время та же банковская или цифровая инфраструктура является не менее, а то и более важной в современном мире.

Развитие нашей экономики не может базироваться на иностранных платформах. Помимо коммерческой составляющей это также является вопросом безопасности. Например, если бы Россия не создала свою национальную систему СПФС (система передачи финансовых сообщений), то отключение нас от SWIFT обернулось бы экономическим крахом и обнищанием граждан до уровня африканских стран. Имея СПФС, мы потери, конечно, понесём, но они станут небольшими, а все последствия будут преодолены быстро.

Таким образом, мы видим чёткую и выверенную стратегию правительства по ускоренному развитию экономики страны. Самое главное здесь то, что в отличие от предыдущих стратегий и планов, в нынешнем документе указаны конкретные вещи, базирующиеся на определяющих направлениях. Помимо этого, важно отметить, что нынешняя стратегия лишена либеральных мантр и красивых монетаристских лозунгов. В ней чётко прослеживается государственническая протекционистская политика, направленная как на обеспечение реального экономического суверенитета России, так и на повышение уровня благосостояния граждан.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх