Страна и люди

8 930 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ринат Ахметуллин
    Абсолютно нечему даже удивляться!Прилетели: западн...
  • Леонид Ла Рошель
    Переведите кто-нибудь на русский язык: "Согласно данным Министерства обороны, общая численность личного состава ВС РФ...Россия показала Т...
  • Nata
    Вы уже так дореформировали пенсионные выплаты, что скоро размер пенсии будет равен простыни простыни + талончика ,что...В России «по прос...

Убить Гапона

Убить Гапона

Убить Гапона

Особый статус

Казалось бы, о российской оппозиции сказано, написано и даже снято столько, что добавить фактически нечего. Анамнез и так ясен: лютая ненависть к России и её гражданам, пресмыкание перед Западом, искренняя любовь к сибаритству и западным грантам и отчаянная неприязнь к любому общественно полезному виду деятельности. Добавьте сюда ещё болезненно завышенное ЧСВ и дистиллированное высокомерие и получите портрет среднестатистического либерального «борца с режЫмом».

Причём борьба эта должна проходить непременно в максимально комфортных условиях с обязательным трёхразовым (лучше чаще, дробно, ЗОЖ и всё такое, ну, вы понимаете) питанием и не менее чем двухразовым в год отпуском со всей семьёй где-то вдали от родных берегов, желательно у тёплого моря и, безусловно, за чужой счёт. Ну а коли, паче чаяния, напряжённая борьба «за всё хорошее против всего плохого» вдруг отнимет у очередного ЛОМа (лидера общественного мнения) последнее здоровье, то и лечиться он должен не абы где, а только в берлинской клинике Charité.

Недавно плохо стало одному из самых шумных наших оппозиционеров господину Навальному, конкретно плохо. На момент написания этой статьи он всё ещё в коме в палате интенсивной терапии, в той самой немецкой клинике.

Что с ним случилось, достоверно сказать пока не может (или не хочет) никто. Запад привычно завёл свою заезженную пластинку про «кровавый режим», отравивший видного политического деятеля и «прямого конкурента», блогеры-острословы припомнили Ололёше страсть к различным излишествам и обильным возлияниям в сомнительных компаниях, врачи, что наши, что немецкие, запудривают мозги обывателя труднопроизносимыми терминами, упорно не желая объяснить по-простому, а что же, собственно, произошло.

Что ж, ситуация грустная, и как человек по натуре незлобивый я искренне желаю Алексею скорейшего выздоровления. Сам я в историю с «отравлением» не верю, безотносительно того, кого пытаются отравителем представить. Но в то же время не могу не отметить, что вся эта, скажем так, совокупность обстоятельств серьёзно «воняет». И воняет она, извините, не мифическим «смертельным ядом из секретных лабораторий КГБ» (верить в подобное может только совсем уж отмороженный имбецил), а нарочитым вниманием, искренним трепетом и прямо-таки отеческой заботой, с которой российские власти отнеслись к судьбе обычного, я бы даже сказал, рядового гражданина нашей необъятной Родины.

Нет, наверное, так и надо, так и должно государство заботиться о своих гражданах, но почему-то до сих пор с подобным рвением и усердием оно предпочитает бросаться на помощь исключительно тем самым ЛОМам от оппозиции. Получается, что они обладают неким иным, отличным от прочих сограждан статусом. Странно, не правда ли?

Почему к Навальному и иже с ним такое особое во всех смыслах отношение? Почему с завидной регулярностью закрываются глаза на их правонарушения, и максимум, что им грозит после очередной бузы на несанкционированном митинге, ― лёгкое «а-та-та» от правоохранителей?

Почему человек, перманентно находящийся под статьёй или под следствием, волен спокойно покидать пределы Российской Федерации, когда ему вздумается, и ни у кого даже не возникает мысли ему воспрепятствовать? В то время как любого из нас, попытайся мы проделать подобный финт ушами, уже повязали бы судебные приставы и вежливо объяснили, что статус «подозреваемого» не позволяет нам подобные вольности в перемещении. Почему трудоспособный гражданин, официально нигде работающий, не скрываясь, живёт в роскошной съёмной квартире в Москве, регулярно посещает мировые курорты, а у нашей ныне столь расхваливаемой налоговой службы нет к нему никаких вопросов?

Ночник для либеральных мотыльков

Неужели это потому, что власть его/их действительно боится? Подобное объяснение, конечно, способно потешить душу доморощенного либерала или западного политикана средней руки, ни черта не понимающего, да и не желающего понимать этих «проклятых русских», но любой непредвзятый наблюдатель подобным нелепым объяснением не удовлетворится по той простой причине, что это чушь.

Наша оппозиция, что системная, о которой все говорят, но никто её не видел, что несистемная, которая временами проводит шумные перформансы в центре столицы, но дальше МКАДа её влияние со скоростью отправленной эсэмэски стремится к нулю, может напугать разве что голубей в парке, где решит провести очередной бессмысленный флешмоб.

Нет, здесь дело совершенно в другом. Господин Навальный со товарищи нашей власти очень нужен, причём желательно здоровый и румяный, а не бледный и больной. Вопрос ― зачем? А вот ответ на него не так уж сложен, как может показаться.

Навальный ― это эдакий либеральный ночник, приманивающий на свой тусклый свет, как мотыльков из непроглядной тьмы, всех недовольных, ущербных и психически лабильных пассионариев.

А иначе это ж какая была бы задача для спецслужб пытаться отследить и проконтролировать всех потенциальных майдаунов в стране! Судя по двум последним выборам в Мосгордуму, в одной только Москве подобных чудиков, «назло бабушке» голосующих за скандалиста, любителя гламурной жизни и доступных женщин Илью Яшина или за милашку Люсю Штейн, самым заметным политическим достижением которой стала эротическая фотосессия, несколько сотен тысяч, это ж устать можно бегать за ними.

А тут все как на ладони: в пабликах, в чатиках, в подписках инстаграмчика и прочих ютубчиков. Но не Лёхой единым, как говорится. Для ещё большего охвата аудитории существует, заметьте, на деньги крупнейшего госконцерна, то есть фактически на наши с вами, целая радиостанция ― «Эхо Москвы», которой руководит ещё один такой либеральный «ночничок» Алексей Алексеевич Ведениктов. Впрочем, это уже другой масштаб, это уже не одинокая лампа в ночи, а целый либеральный маяк.

У меня нет прямых оснований утверждать, что Навальный или Венедиктов, скажем мягко, сотрудничают с российскими спецслужбами, но мировой и в особенности российский исторический опыт неумолимо приводит именно к такому выводу. Более того, по мнению весьма осведомлённых экспертов, не менее 30 процентов сотрудников так называемого Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Навального работают на «контору».

По пути Гапона

Помнится, был в нашей истории некий Георгий Аполлонович Гапон, тоже «шататель режЫма» и борец за народные права, регулярно получавший вспомоществование в кассе Особого отдела Департамента полиции. Именно его, молодого ещё тогда священника, в октябре 1902 года переведённый в Петербург и назначенный заведующим тем самым Особым отделом Сергей Васильевич Зубатов решил привлечь для чтения лекций в специально организованных рабочих кружках.

Весьма забавный факт: познакомившись с Гапоном и проведя с ним, как это называется на профессиональном жаргоне, ознакомительную беседу, Зубатов пришёл к выводу, что в вопросах политики и рабочего движения Георгий Аполлонович был весьма «сырым человеком», фактически пластилином, из которого, обладая определённой сноровкой, можно вылепить всё что угодно. Чем, собственно говоря, и занялся первый помощник Зубатова некто Соколов.

В процессе постижения «науки лидерства» будущий «вождь народной оппозиции» посещал рабочие собрания и штудировал литературу, которой его заботливо снабжал Зубатов. Ученик оказался смышлёным, уже вскоре выдвинулся на первое место и приобрёл на умы простых рабочих большое влияние, причём настолько, что через неполный год своего обучения, летом 1903 года, уже читал своим слушателям лекции «по истории революционного движения». Сам Зубатов гордился воспитанником и возлагал на него большие надежды.

«Батя у нас молодец, — оценивал он своё «творение», — у него энергии хоть отбавляй. Делом он увлечён, и пользу может принести большую».

И всё бы ничего, но в августе 1903 года после личной ссоры с тогдашним министром внутренних дел Вячеславом Константиновичем фон Плеве Зубатов был вынужден уйти в отставку, и Гапон, по сути, остался без куратора. Увы, подобная оплошность спецслужб Российской империи обернулась в итоге всем нам хорошо известным Кровавым воскресеньем 9 января 1905 года.

Дальше всё было ещё «веселее». Через несколько дней после трагических событий Гапон бежал из Петербурга и не без приключений перешёл российско-германскую границу на территории нынешней Литвы. Затем он прокатился по традиционному маршруту любого российского оппозиционера: Берлин, Женева, Лондон, ― где всякий раз выступал за скорейшее уничтожение самодержавия и даже написал открытое письмо государю императору с требованием отречься от престола. Позже, истосковавшись по Родине, Гапон перебрался в Гельсингфорс (Хельсинки) и несколько месяцев спустя, находясь всё это время на нелегальном положении, вернулся в Россию. Да как вернулся, сам глава российского правительства граф Витте, вместо того чтобы арестовать преступника, предложил ему сделку, лишь бы тот не вмешивался в происходящее тогда в стране и не провоцировал и без того бурный революционный протест. Гапон на сделку пошёл, снова уехал в Европу и изо всех сил начал критиковать революционное движение и хвалить политику Витте. «Гапоны» они вообще все такие ― «принципиальные и неподкупные»…

Собственно, к чему этот экскурс в историю? Да к тому, что за сто с лишним лет мало что изменилось. Нынешние «горлопаны-главари» либеральной тусовки весьма полезны власти, которая не то что их преследовать, даже по закону, не собирается, а ещё и создаёт им режим наибольшего благоприятствования, всячески ограждая своих подопечных от любого праведного негодования патриотов-государственников. Главное, без чуткого руководства этих бунтарей не оставлять, а то по глупости могут и дров наломать.

Какое там «отравить»! Да с них пылинки сдувать будут до конца жизни и беречь их так, как никогда не станут беречь любого из нас. Пример «попа Гапона», давно ставшего на Руси персонажем нарицательным, весьма характерен. И его прямому историческому наследнику Алексею Анатольевичу Навальному, отчётливо идущему по давно проторённому пути «засланного казачка», стоит ещё раз внимательно вчитаться в биографию своего прототипа. Георгий Гапон был убит такими же революционерами, как он сам, фактически единомышленниками. Вот что говорится об этом в сухих строчках Википедии:

«Убийство произошло 28 марта (10 апреля) 1906 года в пригороде Санкт-Петербурга, дачном посёлке Озерки. Никто из убийц не был арестован и не предстал перед судом. Возбуждённое следствие не привело ни к каким результатам и через несколько лет было закрыто. Материалы следственного дела остались необнародованными. Известно, что в качестве главного подозреваемого в следственном деле фигурировал член партии эсеров, инженер Пётр Моисеевич Рутенберг. Через несколько лет после убийства, в 1909 году, Рутенберг обнародовал заявление, в котором признавал, что совершил убийство Гапона по поручению центрального комитета (ЦК) партии эсеров».

Так что, дорогие любители искать во всём «руку Кремля», успокойтесь и лучше внимательно оглянитесь вокруг. И если вы снова услышите где-то о желании «кровавого режима» убить очередного «гапона», то лучше поищите потенциальных душегубов среди соратников предполагаемой сакральной жертвы. Гасить столь нужный оппозиционный светильник власти явно не с руки, а вот использовать его гибель для разжигания «народного» протеста ― самое оно…

Так что поправляйтесь, Алексей Анатольевич, поправляйтесь…

Алексей Белов

 

Источник

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх