Страна и люди

9 039 подписчиков

Свежие комментарии

  • Нина Шалева12 апреля, 6:27
    Ну и зачем эти писульки сейчас? Людей возбудить, тонкий призыв к забастовкам. Это же прекрасно, что Путин долго будет...Владимир Путин по...
  • АлександрА Лопатина12 апреля, 1:03
    Всегда считала РИА Катюшу - патриотами России. Они очень активно боролись против ювенальной юстиции, чем и обратили н...Добро пожаловать ...
  • mullonen11 апреля, 16:15
    С Мексики можно привозить... или Гондураса.Песков признался:...

Три правды Шамбуа

Три правды Шамбуа

Три правды Шамбуа
«Фалезский котёл» закрыт. Капрал Грабовский из 1-й бронетанковой дивизии пожимает руку рядовому Веллингтону из 90-й пехотной дивизии. В Польше эта фотография стала обязательной иллюстрацией всех публикаций, посвящённых битве при Фалез
В то время, когда западные средства массовой информации называют Польшу троянским ослом Америки в Европе, а польские стараются всеми силами создать картину традиционного братства по оружию между вооружёнными силами Польши и США, каждая годовщина высадки Союзников в Нормандии становится свидетелем конфликта между американскими и польскими ветеранами и военными историками.

Этот конфликт начался 19 августа 1944 г. в небольшом французском местечке Шамбуа и до сих пор не может кончиться устраивающим всех финалом. Совсем наоборот – он жив, как кровная вражда, передаваемая всё новым и новым поколениям поляков. Этот конфликт – предостережение перед шовинизмом, национализмом и «ура-патридиотической» пропагандой. Это – предостережение всем военным, которые думают издавать свои мемуары, чтобы старательно взвешивать слова и вместе с историками проверять факты. Наконец, это конфликт, который затрагивает немцев, американцев, канадцев и французов; который сюрреалистично затронул в одинаковой степени ветеранов и историков Польских Вооружённых Сил на Западе, Польской Народной Республики и современной, именующей себя демократической Польши.


Когда 3 июля 1997 г. американский президент Билл Клинтон организовал в Белом Доме встречу с американскими ветеранами Второй мировой войны, чтобы с их помощью нести в свет идею расширения НАТО на Восток, он долго и тепло говорил о традиционном братстве по оружию между американскими и польскими солдатами, корнями уходящем в сражения на полях Нормандии. Пресловутому американскому правдолюбцу, вероятнее всего, не пришло даже в голову то, что как раз рядом с ним в это время сидел человек, чья биография стала полнейшим опровержением сказанного. Лафлин Уотерс, отставной юрист и отставной капитан Армии Соединённых Штатов, бывший заместитель генерального прокурора штата Калифорния, бывший федеральный судья, не был ординарной личностью. Он прочно и оригинально записался не только в истории американского правосудия, но и в американской военной истории, а особенно заключительного этапа битвы за Нормандию летом 1944-го.

В августе 1944 г. капитан Уотерс командовал ротой в 90-й пехотной дивизии США. Вечером 19 августа на развалинах французского местечка Шамбуа он пожал руку майору Владиславу Згожельскому из 1-й бронетанковой дивизии ген. Станислава Мачка. Таким образом Союзники, вступающие в Шамбуа с двух сторон, после кровопролитной битвы закрыли кольцо окружения вокруг «Фалезского котла» и начали отрезать дороги к отступлению из Нормандии 100-тысячной немецкой группировке.

Казалось бы, что НАТО-вскому лобби не сыскать лучшего кандидата для продвижения идеи польского членства в Североатлантическом пакте. Что поляки, особенно те, которые воевали за такую Польшу, которую ныне и получили, должны холить и лелеять судью-капитана Уотерса. Но нет – ни любовью, ни уважением Уотерс не пользуется ни в Польше, ни в среде польской эмиграции Запада и Америки. Совсем наоборот – он для них враг польского народа номер один! Какова причина? Уотерс не раз выражал своё уважение и симпатию к полякам. Но на его военные воспоминания о поляках наложился незаживающий и ноющий шрам. Шрам, который не давал ему покоя до самой смерти в 2002 году, и о котором он писал и говорил открыто как в Соединённых Штатах, так и в Шамбуа, которое Уотерс посещал ежегодно в годовщину августовских боёв 1944-го.

Шамбуа, с его узлом шоссейных и железных дорог, стал для пяти наций символом одного из самых кровавых кошмаров Второй мировой войны – битвы при Фалез в августе 1944-го. Шамбуа, которое совместно брали американские и польские солдаты, пробежало между ними чёрной кошкой, хотя их совместное пребывание ограничилось тремя днями. Но эти три дня оставили в истории и воспоминаниях ветеранов восемь спорных вопросов, ответы на которые с польской и зарубежной стороны расходятся прямо противоположно, не оставляя места для соприкосновения. И спор об этих вопросах сводится не столько к потере истины, сколько к потере совести.

У исторической науки Польской Народной Республики были свои любимые мифы, связанные с военной историей. Она любила погреться в лучах славы защитников Польши в 1939 году; не брезговала и деяниями Польских Вооружённых Сил на Западе, хотя именно на западном театре боевых действий скрывалось больше всего подводных скал, не обозначенных на картах отдела пропаганды Центрального Комитета. Развенчание мифа о героической обороне Вестерплятте потрясло общественное мнение, но после полвека промывания мозгов в духе «национал-патридиотизма», сколько времени понадобится, чтобы донести правду до сознания поляков? С мифом Монте Кассино поляки расстались относительно безболезненно – видно, привыкли подставлять заднее место за чужие интересы. Эпопея подводной лодки Ожел известна и интересна разве что специалистам и любителям. Но вот пришла очередь Шамбуа...

Битва при Фалез и взятие Шамбуа, как ни странно, обросли историческими, публицистическими и юридическими мифами не только в ПНР, но и в эмигрантской среде. Среди поляков бытует мнение, приписывающее закрытие «котла» польской 1-й бронетанковой дивизии. О сражающихся там же канадской 4-й бронетанковой и американской 90-й пехотной дивизиях либо не упоминают ничего, либо пишут о них как о неудачниках, тупицах и трусах, которые неизвестно зачем оказались под Фалез и только путались под ногами у поляков. Никогда в Польше – ни в той, коммунистической, ни в нынешней, демократической, ни одна публикация не дала слова канадским или американским участникам битвы, сражавшихся плечом к плечу с поляками в «Фалезском котле». А тем временем им есть что сказать о событиях того времени, причём вещи, диаметрально противоположные польским пропагандным догмам – пусть нерушимым в эпоху ПНР, но ведь поддающимся исследованию в нынешнее время.

У каждой из сторон конфликта есть свои авторитеты. С американской стороны их несколько, но капитан Лафлин Уотерс, пожалуй, самый известный. С польской стороны это полковник Франчишек Скибиньский. Скибиньский во время сражения за Шамбуа был заместителем командующего 10-й бронетанковой бригадой 1-й бронетанковой дивизии. После войны он вернулся в Польшу и своими литераторскими и ораторскими талантами завоевал ведущее место среди популяризаторов военно-исторических знаний в целом и о боевом пути польских частей на Западном фронте в частности. Воспоминания и исследования о боях под Фалез и Шамбуа можно найти на страницах пяти книг Скибиньского. На это ему была дана своеобразная монополия.

Проблема, однако, в том, что Скибиньский в Шамбуа не был – он воевал в другом месте. Но это обстоятельство не помешало ему стать беспрекословным в Польше авторитетом по части истории битвы. Для этого он использовал доступные ему архивные материалы и рассказы сослуживцев. Скибиньский блистал и на телевидении. Даже ныне он остаётся авторитетом для многих любителей истории, хотя они не могут помнить передачи с его участием, а книги его авторства стали труднодоступными. В народной Польше Скибиньский стал генералом и начальником Исторического Бюро Министерства Обороны. С позиции авторитета и монополиста он многие годы «вговаривал» полякам вещи, от которых американские ветераны гадливо отмахивались.

По другую сторону конфликта стоит американский капитан Лафлин Уотерс – в отличие от Скибиньского, очевидец событий в Шамбуа, в том числе военных преступлений. Потомственный юрист, которому война помешала защитить диссертацию, Уотерс командовал в боях за Шамбуа 7-й ротой 2-го батальона 359-го пехотного полка 90-й пехотной дивизии Армии Соединённых Штатов. Дважды ранен при освобождении Франции, выписан из армии по инвалидности, вернулся в Америку и закончил диссертацию в 1946 году, после чего сделал стремительную карьеру. Уотерс был непоколебимым врагом торговцев наркотиками и защитником граждан, пострадавших от корпораций. Заменив военную храбрость гражданской отвагой, Уотерс стал знаменит благодаря победе в судебных делах против аэропортов Лос-Анджелеса и Лонг-Бича, нарушавших права окрестных жителей. Американская мафия трижды выносила Уотерсу смертный приговор.

Список прегрешений против американцев Франчишка Скибиньского, а также прочих поляков, пишущих о событиях в Шамбуа – уникален даже в наши беспринципные времена. Энциклопедические заметки о Скибиньском непременно начинаются со слов: «Генерал дивизии Войска Польского, историк». Как мог профессиональный военный и военный историк писать о своих союзниках из Шамбуа, что те были трусами и предателями?! Кому, как не военному, лучше знать, что нет для солдата хуже обвинения, чем обвинение в трусости и предательстве, а именно так Скибиньский поносит американцев, сражавшихся в Шамбуа, на страницах своих произведений. В 1947-1951 гг. Скибиньский был заведующим кафедрой бронетанковых войск Академии Генерального Штаба, а в 1957-1964 гг. – начальником Исторического Бюро Министерства Обороны. У него были возможности достать полную информацию о 90-й пехотной дивизии и её боевом пути. Неправда, что в ПНР не было соответствующих изданий – все значащие зарубежные труды по истории Второй мировой войны издавались в польском переводе. А если даже что-то не издавалось, то военные атташе при посольствах ПНР за рубежом достали бы требуемые публикации по запросу такого высокопоставленного чиновника Министерства Обороны. Даже эмигрантские круги негласно сотрудничали с исследователями в области военной истории.

Американская 90-я пехотная дивизия была сформирована специально для высадки во Франции. Это была элитная часть, кадры которой составляли ветераны десантных операций на Тихом океане и в Северной Африке. У 90-й дивизии богатая документация и историография, а также активное общество ветеранов и друзей. Любую информацию о ней можно проверить через военного атташе посольства США в Варшаве, Польский Институт им. Сикорского в Лондоне, военного атташе Польши в Вашингтоне или сослуживцев-ветеранов, поселившихся за океаном. Вместо этого Скибиньский всю жизнь писал о 90-й пехотной дивизии, а также о канадской 4-й бронетанковой дивизии – в манере, не делающей чести польскому офицеру и историку. Позор его писанине приносит не то, что она возникла в ПНР, а то, что она заполнила мусором головы любителей истории и даже некоторых ветеранов 1-й бронетанковой дивизии. Уповая на изоляцию Польши от внешнего мира, Скибиньский (хотя не он один) сфабриковал на тему Шамбуа на гору псевдо-фактов, выходящих за рамки здравого смысла, законности, общего и проверяемого ныне знания истории, терпения американских союзников Польши, а в конце концов, и обыкновенного человеческого приличия.

И так это продолжается до сих пор – в прошлом осталась Польская Народная Республика, но до сих пор она находит последователей, готовых идти в лжи на тему Шамбуа дальше коммунистических пропагандистов. И так же, как и раньше, никто из пишущих в Польше о событиях того времени не разговаривает с американскими свидетелями тех событий.

Американцы, которые первыми вошли в Шамбуа, воевали в нём и освободили бóльшую часть города, никогда не приписывали себе звания «освободителей Шамбуа». Лишь польская литература называет поляков таковыми, хотя поляки появились в нём вечером 19 августа 1944, то есть к исходу последнего дня боёв за город. В освобождении Шамбуа также охотно признаются канадцы, которых там вообще не было. Но причиной серьёзной вражды между поляками и американцами стало не это, а судьба немецких военнопленных.

Окончание следует...
Автор:
Михаил Арушев
Использованы фотографии:
Из архива Автора.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх