Страна и люди

8 962 подписчика

Свежие комментарии

  • Арсен Межлумов
    Куда смотрят наши специальные правоохранительные органы? Выловить и судить этих мерзавцев из «Форума свободной России...Оппозиционный «Фо...
  • Андрей
    забрать весь возможный транзит через латвию.!Память о погибших...
  • Wlad Wlad
    Не нужно предвыборную риторику олицетворять с реальной политикой.Белый дом захваты...

К оценке реальных последствий неолиберальной военной реформы…

К оценке реальных последствий неолиберальной военной реформы…

К оценке реальных последствий неолиберальной военной реформы…

В критических замечаниях и отзывах на предложенный Минфином проект военной реформы, как правило, основной акцент делается на негативных последствиях от его реализации для военнослужащих (особенно профессиональных), для престижа военной службы как особой сферы государственной службы, для Вооруженных Сил в целом (боеготовности, боеспособности, укомплектованности), для реализации стратегических планов обеспечения военной безопасности государства в условиях обостряющейся гибридной агрессии Запада. Однако военно-экономические аспекты предлагаемого проекта анализировались неоправданно мало. Между тем, в этом, на наш взгляд, нужно разобраться подробнее.

Кому выгодно сократить боеготовность


Минфин предложил сократить финансирование госпрограммы «Обеспечение обороноспособности страны» в 2021–2023 годах примерно на 323 млрд руб. Это следует из «Методики расчета предельных базовых бюджетных ассигнований федерального бюджета по государственным программам РФ и непрограммным направлениям деятельности». По данной программе в 2021 году планируется сократить бюджетные ассигнования примерно на 121,4 млрд руб., в 2022 году — на 128,5 млрд руб., в 2023 году — на 73,2 млрд руб.

Начнем с того, что этим своим решением Минфин фактически уменьшает ВВП ровно на эту же сумму, так как Вооруженные Силы не дополучат необходимой продукции военного назначения (ПВН), согласно их потребностям на плановый период.
Иными словами, совокупный спрос на данный вид продукции не будет удовлетворен. Вместо этого средства, предназначенные на закупку ПВН, уйдут, видимо, в социальную сферу, то есть на потребление. Мы, конечно, не против решения социальных проблем, особенно в эпоху пандемии. Но (если бюджет свёрстан и так с дефицитом) гораздо разумнее несколько увеличить долговую нагрузку при сохранении объемов общественного производства, а соответственно, ВВП, нежели еще больше ужимать экономику.

Во-вторых, сокращение объемов Государственного оборонного заказа (ГОЗ) приведёт не просто к нарушению планов-графиков поставок ВВТ в войска. Под сомнением оказывается вообще выполнение ГПВ-2027. Её реализовать можно будет, только резко увеличив финансирование после 2023 года. Самые очевидные последствия такого шага - нарушение ритмичности производства, приостановка конвейера, проблемы с кадровым обеспечением, которые неминуемо возникнут. Таким образом, резкое увеличение финансирования ГОЗ после 2023 года не позволит полностью компенсировать сокращение ГОЗ в 2021–2023 гг. даже при наличии необходимых ресурсов (чего, как правило, в полном объеме не бывает), отрываемых опять же от решения народно-хозяйственных проблем, но уже в 2025-2027 гг.

В начале 2000-х годов мы уже это все проходили. Но никак, видимо, не укладывается в голове «реформаторов» мысль о том, что выполнение ГПВ – это не прихоть Министерства обороны, а решающее условие достижения заданного уровня военной безопасности страны в условиях конкретной прогнозируемой военно-политической обстановки, которая уже чревата нарастанием военной угрозы. При этом невыполненные поставки ВВТ – это прямой подрыв боеготовности ВС РФ.

Ждать, когда появятся средства, а потом «быстренько все произвести» - военная экономика не сможет, особенно, если речь идет о современной высокотехнологичной, крайне дорогостоящей и максимально сложной военной технике. Это в годы Великой Отечественной каждые полчаса с конвейера сходил танк или самолет («Полк в день!» Именно столько самолетов сходило с конвейера завода им. В. Чкалова). В нынешних условиях такое невозможно в принципе. Для того, чтобы сделать так необходимые запасы и резервы ВВТ (боеприпасов, ГСМ, других материальных средств) и быть готовыми вести эффективные боевые действия на вероятных ТВД, нужно время, но предлагаемые новшества не позволяют выполнить эту задачу.

В-третьих,

«…планируется сократить расходы на космические программы — примерно на 60 млрд руб. Изменения не коснутся главной программы — Федеральной космической программы России на 2016–2025 годы. По ней планируется выделять по 119,6 млрд руб. в год».


То есть сейчас, когда США сделали ставку на космические войска, когда все силы Запада брошены на превращение космоса в поле битвы будущей войны, мы прекращаем финансирование создания новой, более совершенной спутниковой группировки, способной противостоять агрессору. Как-то «уж больно вовремя» принимается такое решение. Как раз в духе неолибералов сегодняшнего дня. При том, что наша орбитальная группировка космических аппаратов не самая крупная и не самая мощная. И как потом наверстывать упущенное время?

В-четвертых, не обошли «реформаторы» своим вниманием и ОПК, который только начал выходить на плановые темпы выполнения ГОЗ, решая одновременно массу задач, связанных с импортозамещением, доступом к современным технологиям, дефицитом комплектующих и конструкционных материалов:

«…ведомство считает необходимым уменьшить финансирование госпрограммы «Развитие оборонно-промышленного комплекса»: в 2021 году — на 850 миллионов рублей и по 840 миллионов рублей в следующие два года. Ранее на эти цели планировалось тратить около девяти миллиардов рублей ежегодно».


Скупой платит дважды


Возникают вопросы. Государственная программа по развитию ОПК худо-бедно, но помогала решать предприятиям проблемы и реновации, и инновационного развития, и ввода новых мощностей для производства продукции двойного назначения, а как теперь будут выходить из создавшегося положения отрасли, если задачи перехода на выпуск до 50% гражданской продукции к 2030 году никто не отменял? Откуда возьмутся дополнительные мощности, станки, оборудование, а главное - кадры?

Сокращение финансирования ГП ОПК - это не просто снижение выпуска продукции и вычет из ВВП, это еще и (фактически) основа технологического отставания в будущем. Производственный аппарат отечественного ОПК еще до конца не преодолел отставания прошлых лет, а теперь давайте его снова отодвинем назад? Ведь совершенно понятно, что такие меры кроме вреда ничего толком для экономики не дадут: экономия копеечная, а как ближайшие, так и отдаленные последствия – весьма серьезные. И это предложения главного экономического ведомства государства?

В-пятых (как сейчас модно говорить), и это еще не все:

«…в ближайшие три года могут быть снижены расходы на «Обеспечение государственной безопасности»: в следующем году на 81 миллион рублей, затем — на 109 миллионов, а в 2023 году — на 71 миллион рублей. До 1,675 миллиарда рублей».


То есть в то время, как на подрыв как раз нашей национальной безопасности увеличиваются ассигнования и в США, и в странах-членах НАТО, когда РФ объявлена «врагом США №1», когда вокруг страны вспыхивают спровоцированные пожары национальной вражды (Украина, Армения и Азербайджан) и очередные «цветные» революции с русофобской подоплекой (Белоруссия, Киргизстан), когда против страны ведется совершенно открытая экономическая, военно-политическая, информационная, валютная и дипломатическая войны, предлагается (с полной серьезностью) сократить расходы, а соответственно - частично свернуть мероприятия по обеспечению государственной безопасности. Причём, с прицелом на перспективу. Но ведь такое возможно только в случае, если мы уже готовы (ну, или готовимся) капитулировать перед «демократической» агрессией Запада?

Как же понимать подобные предложения Минфина? Чем оправдать попытки подорвать национальную безопасность страны в самое горячее кризисное безвременье? Борьбой с пандемией? Так нас и без коронавируса сократят до приемлемого количества лучше всякой эпидемии (планов мировой финансовой элиты по освоению «дикой Московии» никто не отменял). А может, у «реформаторов» есть прогнозы на «постпандемийную» перестройку русофобской политики Запада? Так это из области фантастики – мы слишком удобны для роли «громоотвода» в эпоху «общего кризиса капитализма (читай: либерализма)».

Таким образом, проект военной реформы, продвигаемый Минфином, крайне слабо проработан как с макроэкономической точки зрения, так и с военно-экономической, а также военно-стратегической. С позиции военно-политической - он является примером явной недооценки угроз национальной (в первую очередь), военной и государственной безопасности страны.

Все предложения по военной реформе подобного рода - результат доминирования в Министерстве финансов людей, которые не рассуждают стратегически. Экономисты знают, что сокращение затрат на развитие сегодня негативно сказывается на развитии экономики в ближайшие и последующие годы. В народе недаром говорят: «скупой платит дважды».

Неплохо бы Минфину РФ поучиться у КНР, где высокими темпами наращивали расходы на военные нужды в период с 1990 по 2010 годы. Это, как известно, привело к тому, что экономический потенциал Китая превысил экономический потенциал США. Весь мир ахает от изумления. А что наш Минфин - об этом даже не знает? Или речь идёт об осознанном разрушении суверенитета своей страны?
Автор:
Горгола Е.В., Цырендоржиев С.Р.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх