Страна и люди

9 068 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Пашнин
    Вроде бы М. Делягин пишет все правильно, но это точка зрения политолога. А что скажет по этим проблемам Министерство ...М. Делягин: Кто з...
  • Андрей Касилов
    Беда у автора с русским языком! Да и в голове - каша...М. Делягин: Кто з...
  • Larisa Shehab
    Полностью согласна.Написано от пациента, а я врач с 40-летним стажем.М. Делягин: Кто з...

Эта старая, старая, новая ставка

Эта старая, старая, новая ставка

Эта старая, старая, новая ставка

Четыре процента мечты

Повышение ставки Центробанка сразу на 0,5 процента вместо ожидавшихся большинством 0,25 – вопрос фактически решённый. Итак, о перспективе вывести ключевую ставку Центробанка на уровень инфляции можно забыть. И забыть, похоже, надолго.

Мало кто сейчас, в период политической нестабильности и слабых надежд на выход из пандемии, верит в наведение элементарного порядка в финансах. Также мало кто верит и в отмену санкций. Или хотя бы в какой-то позитивный сдвиг в этой сфере.

Всерьёз заговорили даже об отключении России от системы международных расчётов SWIFT, тем более что сколько-нибудь реальной альтернативы ей у нас просто нет. Что бы там ни говорили в финансовых структурах и секторе IT. Жить без SWIFT, точнее выживать, конечно, можно. Но реально конкурировать с лидерами мировой экономики – это вряд ли.

Статус банановой республики для страны, военное и политическое могущество которой числится то ли вторым, то ли третьим в мире – перспектива незавидная. Но, увы, вполне реальная. Впрочем, как раз в финансовой сфере такой статус у России имеет место быть: она практически не вправе даже распоряжаться как хочет собственными резервами.

А теперь ещё и жёстко ограничена по части заимствования на достойных условиях.
Последняя порция санкций, что бы мы не твердили, больно ударила по нашему госдолгу и не позволяет просто так уйти с долгового рынка, так как резервы у нас попросту «связаны» по рукам и ногам, причём там же, где нам хотелось бы спокойно заимствовать и дальше.

И это отнюдь не только МВФ и Всемирный банк. Этой весной Центробанком сделаны уже два последовательных шага по отступлению от рубежа в 4 процента годовых. А именно он хотя бы соответствует такой инфляции, которая не мешает (точнее – почти не мешает) поступательному движению экономики.

Без паники, это ограбление


Другое дело, что по таким ставкам, как в ЦБ, кредитуется весьма ограниченный круг «избранных». Впрочем, всё это не повод для паники, поскольку слепо исполнять санкционные меры США против России, похоже, не намерены ни Европа, ни третий мир, в отличие от бизнеса, прежде всего банковского – тому просто деваться некуда.

Но это лишь означает, что очень многое из того, что сейчас обходится России просто дорого, будет обходиться очень дорого. Принципиально очередные четверть процента прибавки к ставке – не более чем попытка нормализовать денежно-кредитную политику.

За последние полтора года она, шарахаясь от ложной мягкости к демонстративной жёсткости, привела только к одному – денег стало много совсем не там, где они действительно необходимы. Почему, вообще, потребовалось повышение ставки уже после того, как экономика миновала пик инфляции? Понять практически невозможно.

Быть может, правление Центробанка, о котором всё чаще стали говорить в ракурсе кадровых перемен, всего лишь хочет напомнить, кто в доме хозяин? Отвечаем – не вы, господа банкиры. И самое неприятное, что вы это понимаете. Но ничего не делаете, чтобы хотя бы попытаться от этого уйти.

Впрочем, перспектива попасть из-под одной кабалы в другую тоже не радует. А она, при нынешних отношениях с китайским бизнесом, увы, вполне реальна. Тем не менее за те меры, которые с подачи именно Центробанка были предприняты, например, для регулирования цен на продукты, каждый готов сказать «спасибо».

Главное, чтобы такие меры работали долго. Быть может, и это стало толчком к ещё одному – и более существенному повышению учётной ставки. То есть банкам, для которых ставка ЦБ действительно что-нибудь да значит, дают понять – придётся платить. В масштабах страны лишние 0,25 кредитных процента – это же колоссальные суммы.

Много денег – мало не покажется


При растущей ставке рано или поздно должны разрешиться трудности с ликвидностью. Маховик строительной индустрии, военный заказ, в конце концов – меры по поддержке бизнеса в связи с пандемией, о чём чуть ниже, всё это вписывается в нынешний тренд Центробанка.

А он, кажется, такой – деньги стали слишком доступными и их стало слишком много. То, что слишком много совсем не там, Банк России абсолютно не смущает. Там же стратеги, пусть Минфин рулит реальными потоками. А вот Минфину как раз излишки денег достаются с таким трудом, что диву даёшься, как у нас вообще хоть что-то финансируется.

Эта старая, старая, новая ставка

Ещё в марте председатель ЦБ Эльвира Набиуллина заявила на пресс-конференции, что «уже сейчас» надо начинать возвращаться к нейтральной денежно-кредитной политике. Она даже озвучила, что «нейтральная» – это на уровне 5–6 процентов годовых по ключевой ставке.

Госпожа Набиуллина оправдала «новый поворот» ЦБ неожиданно быстрым ростом цен на товары. Откуда, вообще, взялся массовый рост цен при массовом обнищании публики? Абсолютно непонятно. Наверное, деньги тратить больше не на что.

И сразу становится понятно, что миллионы квадратных метров жилья, вводимого бешеными темпами в Москве и мегаполисах, скупает не простой народ и даже не счастливые ипотечники или участники программы реновации, а денежные тузы – в качестве ликвидного и дорожающего актива.

А цены на товары растут по сговору продавцов, которым просто наплевать на проблемы покупателей. Тем не менее, не побоимся даже самой жёсткой критики читателей, инфляцию сейчас в каком-то смысле можно считать за благо.

Разумеется, благо не для широкой публики, которая и так уже готова взвыть от ползучего роста цен. Но реальный сектор благодаря инфляции хоть что-то может подзаработать. Если у него, конечно, не отнимут. Но об этом – в завершении заметки.

Банкиры и банкроты


В Банке России обычно сводят к минимуму ссылки на санкции, но часто говорят о том, что на инфляцию влияет слабый рубль. Имея все возможности влиять на его курс, так рьяно отказываться от них могут, похоже, только российские банкиры.

Эта старая, старая, новая ставка

Они прекрасно понимают, что в выборный год бюджетные расходы обязательно будут расти, возможно, за счёт распечатывания резервов, что из-за санкций вполне оправдано. Вероятно, будет повышена и цена отсечения доходов от нефти, так как цены на неё снижаться даже не планируют.

Но почему же тогда именно сейчас мало кто без опасений оценивает перспективу снятия всех карантинных ограничений на банкротство? После возвращения из коронавирусных каникул оно грозит очень и очень многим.

А доступ напрямую к не самой высокой пока ставке ЦБ у нас, как известно, открыт только для банкиров. Они же сами, не считая первой двадцатки «избранных», сейчас балансируют между отзывом лицензии и закрытием бизнеса.

Закрытием из-за полного или почти полного, в лучшем случае, отсутствия платежеспособных клиентов. Эти клиенты – та самая публика, у которой могут всё отнять, и не доводя дело до банкротства. Как отнять? Налогами, регулируемыми, но упрямо растущими тарифами, жёсткими требованиями по оплате труда персонала.

Реальный выход для слишком многих в такой ситуации – скрыться в тени, полностью или частично. Или же вовремя лечь под олигархов. Именно последнее по всем признакам и было глобальной целью всей этой катавасии с Covid-19? И какие там ещё у него будут номера?
Автор:
Алексей Подымов, Анатолий Иванов, д.э.н.
Использованы фотографии:
denvic.ru, cbr.ru, triadadaily.com

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх