Страна и люди

8 962 подписчика

Свежие комментарии

  • Wlad Wlad
    Не нужно предвыборную риторику олицетворять с реальной политикой.Белый дом захваты...
  • Наталья Гордеева
    Да на сегодня стоит вопрос -карточкой сделать паспорт. А почему не сделать? Все как в Америке. Не жизнь а лагерная си...Никому нельзя вер...
  • Валерий белов
    Если кто-то уже имеет заочные сроки (вплоть до пожизненного), а большинство других их в скором времени получат, то чт...Оппозиционный «Фо...

Глобальное управление: феномен «теневой» власти

Глобальное управление: феномен «теневой» власти

Глобальное управление: феномен «теневой» власти

В ряде работ Ленина отмечается, что массы вырабатывают только экономическое мышление, а политическое – удел сплоченной группы единомышленников, вооруженной идеологией, которая вносится в массы. Данная посылка важна как принцип соотношения в политике принципов спонтанности и управляемости. [1]

Развивая этот методологический прием, Ленин в дальнейшем выходит на понимание, что революционный процесс развивается под воздействием двух факторов: объективного, отражающего естественный ход событий, и субъективного, связанного с управляющим воздействием.

По Ленину, объективный фактор – это революционная ситуация; субъективный – организованная сила (партия, группа интересов и т.д.), направляющая объективные тенденции в заданное русло. Сложение двух факторов порождает революцию, то есть двигает процесс. Если же объективный фактор налицо, а субъективный не сложился, стагнация продолжается неограниченно долго.

Большинство критиков марксизма-ленинизма в силу догматизма и узости кругозора не усматривают универсальности этого положения. Между тем, оно лежит в основе управления политическими процессами, причем, в любых странах и в любые эпохи.

Методология глобального управления

Ленинское учение об объективном и субъективном факторе нашло отражение в синергетическом подходе, указывающем на прохождение естественного, объективного хода событий через системно кризисную «точку бифуркации».

В ней процесс полностью утрачивает собственную логику развития и становится уязвимым для любых, сколь угодно малых, внешних воздействий, способных сформировать его последующий вектор, который в дальнейшем, по мере обретения инерции, становится новым трендом. Или, на языке политики, «генеральной линией». Так управление политическим процессом переходит в руки тех, кто преуспел в «точке бифуркации».

Как они этот тренд реализуют? В конце 1937 г. британскими элитными кругами был взят курс на антисоветский союз с Гитлером. В разговоре с их эмиссаром лордом Галифаксом нацистский фюрер заострил дилемму стихийности и управляемости:

«Имеются две возможности оформления отношений между народами. Игра свободных сил, которая могла бы вызвать серьезные потрясения нашей культуры. Вторая возможность состоит в том, чтобы допустить господство “высшего разума”. Однако этот высший разум должен привести примерно к таким же результатам, какие были бы произведены действием свободных сил…» [2].

Через посольство в Берлине Галифакс, сменивший Идена во главе МИД, вскоре передал Гитлеру согласие с принципом «высшего разума». Однако тот в ответ устроил послу Гендерсону скандал из-за критики в его адрес британских СМИ. Альянс провалился, премьером стал Черчилль, а Галифакс, возвратив Идену МИД, вместо премьерского кресла, отправился послом в Вашингтон.

Что такое «высший разум»? Собираются влиятельные члены, скажем, закрытого элитарного клуба, обсуждают ситуацию, принимают решения. И разъезжаются их выполнять. Каждый в рамках своих возможностей в транснациональных банках и корпорациях, СМИ, профсоюзах, «мозговых центрах», в парламентах и правительствах. Из этого складывается пазл.

«Если по внешнему виду на международных конференциях все идет как будто само собою, то в действительности там ничего не предоставлено случаю, – делился опытом “высшего разума” полковник Хаус, именовавший себя “тенью за троном” президента Вильсона. – Положения вносятся разными организациями, а к концу оказывается, что они так пригнаны одно к другому, что получается нужный узор мозаики» [3].

Подобный тип управления еще в 1931 г. исчерпывающе охарактеризовал крупный ученый Тойнби, на тот момент руководитель головного британского «мозгового центра» - Chatham House. Выступая с лекцией в Копенгагене, он проговорился «по Фрейду»: «В настоящее время мы сотрудничаем со всеми, кто может заставить национальные государства нашего мира забыть о загадочной силе, называемой суверенитетом. И мы постоянно отрицаем то, что делаем в действительности» [4].

В 1995 г., на пике господства Запада, появился доклад «Наше глобальное соседство», подготовленный Комиссией ООН по глобальному управлению и сотрудничеству под председательством премьер-министра Швеции, вице-президента Социнтерна Карлссона.

В нем говорится: «Управление и сотрудничество есть совокупность многих способов, с помощью которых отдельные лица и организации, как государственные, так и частные, ведут свои общие дела. Это непрерывный процесс сглаживания противоречий интересов, включающий всю систему правления и официальные институты, призванные обеспечивать уступчивость, согласие и существующие неофициальные договоренности между отдельными лицами и организациями, которые отвечают их интересам» [5].

СПРАВКА:

Главная идея этого документа – превращение человечества в «глобальную общину», а принадлежащих странам природных ресурсов – в «глобальное общее достояние», за пользование которыми следует платить в ООН «глобальные налоги». Несмотря на абсурдность подобной инициативы, она в настоящее время уже претворяется в жизнь в виде «углеродного сбора» (налога), который предлагается взимать за превышение норм загрязняющих выбросов под угрозой тарифных санкций в случае отказа от уплаты.

Кто такие «лица и организации», соединяющие государственные и частные интересы с помощью «неофициальных договоренностей»?

«Экономически капитализм – цельно-мировая система рынка, тогда как политически это не целостность, а совокупность государств. У крупной буржуазии всегда есть интересы, выходящие за пределы государственных границ, – пишет историк и политолог Фурсов. – И реализовать эти интересы можно, только нарушая законы. Причем, речь идет о систематическом нарушении, которое должно быть как-то оформлено» [6].

Как именно? По Фурсову, «если мы хотим понять мир и участвовать в игре на мировой арене, необходимо изучать реальные субъекты современного мира – закрытые наднациональные структуры…» [7].

СПРАВКА:

Термин «лица и организации» не единственный применяемый для обозначения этого феномена в международных документах и обиходе. В данном докладе они также именуются «частными и независимыми группами», в Копенгагенской декларации ООН о социальном развитии (1995 г.) – «неформальным сектором». Тинберген, автор четвертого доклада Римскому клубу («Пересмотр международного порядка», 1976 г.), обозначил симбиоз «лиц и организаций» как «сотрудничество индивидуумов и институтов». Д. Рокфеллер называл его «интеллектуальной элитой», власть которой – «предпочтительнее суверенитетов».

Итак, «лица и организации» - это закрытые группы, в которых государственные интересы соединяются с корпоративными и впоследствии проводятся через систему международных союзов и организаций (ООН, НАТО, ЕС).

Почему об этом ничего не говорит официальная наука? Она находится на службе этим интересам, выражением которых является глобализм. Именно поэтому после краха СССР марксизм-ленинизм в системе высшей школы заменили современными буржуазными теориями, отражающими соответствующий классовый заказ.

«Глобальный план» Римского клуба

Идеология глобализма раскрывается в «глобальном плане» Римского клуба – международной НПО, созданной в 1969-1972 гг. на принципах конвергенции, с формированием площадки негосударственного взаимодействия советских и западных ученых в сфере системных исследований.

В 1965 г. будущий основатель Римского клуба Печчеи, крупный итальянский бизнесмен и партнер в годы войны резидента американской разведки в Швейцарии А. Даллеса, выдвинул «глобальный план».

Он предложил «укрепить Североатлантическое партнерство между Европой и США» с целью «создания Европейского союза, которое не утратит смысла, даже если на объединение Европы уйдет много времени». После чего вовлечь в этот интеграционный процесс «два региона, заинтересованных в совместном процветании – СССР и Латинскую Америку» [8].

Учитывая, что до учредившего ЕС Маастрихтского договора (1992 г.) оставалось 27 лет, речь идет о долгосрочной стратегии определенных кругов, под реализацию которой и создавался Римский клуб.

Продвижение конвергентных планов Римского клуба в СССР обеспечивалось главой правительства Косыгиным (непосредственно за контакты с Западом отвечал его зять Гвишиани). На определенном этапе эти контакты были перенесены из-под контроля аппарата ЦК КПСС в Вену.

В 1972 г. с участием СССР, США и стран Варшавского договора и НАТО там был создан Международный институт прикладных системных исследований (IISA), у которого в 1976 г. в СССР появился филиал – ВНИИСИ.

Своим заместителем его директор Гвишиани перевел из ЦЭМИ экономиста Шаталина; с ним пришла будущая «команда реформаторов» во главе с Гайдаром, впоследствии включенная Шаталиным, уже академиком, в состав созданной в 1983 г. закрытой Комиссии ЦК КПСС по экономической реформе.

В 1986 г. на базе ВНИИСИ и ЦЭМИ появился Институт народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) во главе с Шаталиным; тогда же в пансионате «Змеиная горка» под Ленинградом было осуществлено объединение московской и ленинградской «реформаторских» групп Гайдара и Чубайса.

Конечная цель этих мероприятий, уложенная в контекст «перестройки», была озвучена Горбачевым, «почетным членом» Римского клуба, в одном из выступлений на Западе.

«До 1917 г. разделения мира на Восток и Запад не существовало. Если бы революция Керенского, профинансированная Ротшильдами, увенчалась успехом, страны Западной Европы и Россия вошли бы в XX век плечом к плечу. После уничтожения национальных государств в Западном и Восточном блоках следующим логическим шагом стало бы объединение Европы и России в единое огромное государство. И именно этот процесс стоит за многими событиями последних двадцати лет» [9].

«Глобальный план» Римского клуба, зафиксированный в его официальных документах, был направлен на трансформацию не только СССР, но и всего миропорядка. По его заказу ведущие специалисты в области глобальных проблем стали готовить доклады, которые широкими тиражами публиковались во всех ведущих странах, включая СССР.

СПРАВКА:

Краткие тезисы основных программных докладов, которые сформировали «дорожную карту» глобальных перемен (1972-1990 гг.):

- «Пределы роста» (группа Медоуза, 1972 г.): сформулирована концепция «нулевого роста», основанная на ограничении рождаемости и промышленного развития;

- «Человечество на перепутье» (Месарович – Пестель, 1974 г.): предложена система региональной специализации – «десятирегиональная» модель с перспективой объединения десяти регионов в три «мировых блока»;

- «Пересмотр международного порядка» (Тинберген, 1976 г.): заявлена концепция «коллективного» суверенитета с поэтапной передачей государственных суверенитетов региональным и глобальным институтам;

- «Цели для человечества» (Ласло, 1977 г.): провозглашена «революция мировой солидарности» с заменой традиционных религий выстроенной на иудео-христианстве «новой мировой религией»;

- «Энергия: обратный отсчет» (де Монбриаль, 1978 г.): сформирована концепция «энергоэффективной», «экологичной» цивилизации с ограниченным энергопотреблением за счет отказа от традиционных энергоисточников;

- «За пределами роста» (Пестель, 1987 г.): на основе 15-летнего развития после «Пределов роста» уточнялись формула и пути формирования «нового миропорядка»;

- «Первая глобальная революция» (Кинг – Шнайдер, 1990 г.): утверждение приоритета глобальных проблем над национальными, «толерантного» запрета на любые запреты, внедрение теорий «глобального потепления» и «устойчивого развития».

Для вовлечения нашей страны в конвергенцию в обход официальной коммунистической идеологии Римский клуб использовал экологическую проблематику. С помощью «холистического» (широкого, комплексного) подхода она была распространена на экономическую, социальную и политическую сферу.

Определение глобального управления: теория и практика

Официальная наука ограничивает список акторов политического процесса государствами, межгосударственными союзами и международными организациями. Но это лишь объективный фактор. О существовании субъективного фактора, вдыхающего в естественные процессы управленческий импульс, говорится лишь вскользь, упоминая об НПО, НКО, группах интересов и влияния и т.д. Между тем, именно эти группы и представляют собой транснациональные структуры; они потому и «закрытые», что об их воздействии на политику не принято говорить вслух, а что говорится – списывается на «конспирологию».

Почему это скрывается? В России субъективным фактором выступила партия большевиков. Крах идеи «мировой революции» и результаты внутрипартийной дискуссии о путях развития сосредоточили внимание партии на строительстве социализма в отдельно взятой стране. Иначе говоря, пространства для внешнего влияния на СССР по мере его укрепления не оставалось.

На Западе же, как показывает российский международник Цыганков, произошло иначе, и «устойчивые горизонтальные связи между верхушками элит в обход государственных иерархий сформировались при помощи оккультных связей и интересов» [10].

Соглашается с этим и Фурсов, указывая, что институты объективного фактора составляют лишь «первый контур власти» - видимый. Субъективный же фактор закрытых транснациональных структур является «вторым контуром», доминирующим по отношению к первому. Для его обозначения также используется термин «концептуальная власть», введенный в 90-е гг. митрополитом Иоанном (Снычевым) в монографии «Самодержавие духа».

Надо понимать, что «оккультные» элитные связи «второго контура» - это синоним масонства, что подтверждается внутренними источниками этого ордена. Завесу секретности приподнимали многие; наиболее доступно это получилось у Гизе, «великого мастера» Великой ложи Австрии в 1985-1996 гг., раскрывшего буржуазное происхождение масонства и сформированных им институтов, в том числе двухпартийных систем, призванных обеспечивать «воспитание партнерства в условиях конкуренции» [11].

Центр квазирелигиозного («регулярного») масонства – сети «великих лож» шотландского обряда - расположен в Британии и находится под непосредственным контролем монарха, возглавляющего также Англиканскую церковь. Центрами атеистического масонства «нерегулярной» ложи «Великого Востока» и течений в протестантском сектантстве (мормоны, методисты и т.д.), служат Франция и США. Сильны его позиции в монархиях Скандинавии и Бенилюкса, а также в европейских карликовых княжествах.

Поэтому, оказавшись у власти, большевики запретили масонство и распустили ложи. Ведь в них со времен Петра I состояла значительная часть дореволюционной и «февральской» элит, что объясняло их прозападную ориентацию (кадеты, эсеры и меньшевики – почти поголовно).

Методы и приемы сокрытия и извращения «не нужной» информации постоянно совершенствуются. Признавая факт глобального управления, во-первых, выдают за него равнодействующую политики ведущих государств, представляя центром не транснациональные структуры, а ООН. Во многом, кстати, это делается в целях демонстрации противоречий государственных и корпоративных интересов.

Не случайно данный тезис используется российской и китайской дипломатией, хотя рассуждения о «глобализации в интересах всех», «большинства, а не меньшинства», на самом деле - нонсенс. Как показал американский исследователь Хаггер, глобализация - это «глобалистская, экспансионистская фаза развития наиболее мощной цивилизации (в нашем случае – Запада), которая служит интересам именно этой цивилизации» [12].

Еще конкретнее в свое время высказывался адмирал Цебровски, советник главы Пентагона Рамсфелда. «Страны, которые не поддаются глобализации и не готовы принять американский миропорядок, должны подвергнуться цветным революциям и с их помощью подчиниться Западу. Соглашающиеся с глобализацией должны принять западные ценности и предоставить западным корпорациям природные ресурсы» [13]. Поэтому, апеллируя к «справедливости» глобализации, Россия и Китай просто осуществляют троллинг США и Запада.

Во-вторых, скрывая связь глобального управления с транснациональными элитно-олигархическими субъектами, признают только его экономическую сторону, отрицая существование политической. Например, игнорируют зависимость крупных политиков и даже стран от глобальных корпораций. Или утверждают, что МВФ и Всемирный банк являются не каналами проведения корпоративного влияния в «Группе двадцати», как на самом деле, а ее заштатными участниками, обязанными допуском в нее своему вхождению в структуру ООН.

В-третьих, формируются ложные представления о «необратимости» глобализации, как «позитивного процесса объединения» человечества. В 1909 г. британский экономист Энджел в монографии «Великая иллюзия» утверждал, что никакой войны между Англией и Германией не может быть из-за торгово-экономической взаимозависимости.

Ошибся он потому, что не учел открытой впоследствии Лениным неравномерности развития ведущих государств в эпоху империализма. Рано или поздно она приводит конкурирующие державы в «ловушку Фукидида», провоцируя между ними военные конфликты.

Крупный немецкий социал-демократ Каутский указывал, что тем самым ведущий национальный империализм подчиняет остальные, и называл этот феномен «ультраимпериализмом» [14], который, строго говоря, равен глобализации.

Формулируя признаки империализма, Ленин подметил, что мир делят ведущие транснациональные монополии, а войну за его передел ведут государства [15]. Из этого следует, что за войнами стоят именно монополии, развязывающие их руками государств. В одном из донесений Сталину советская разведка утверждала, что подлинным правительством США является Национальная ассоциация промышленников (НАП) [16].

В 1993 г. в США был создан Национальный экономический совет (НЭС). По своим функциям - «проведение внутренней и внешней экономической политики, подготовка аналитических докладов и проектов решений президента, их мониторинг» – это не что иное, как легализация контроля крупного бизнеса над властью.

Еще одним инструментом такого контроля с 1913 г. выступает ФРС; ее Совет управляющих, первый состав которого полковник Хаус формировал лично, включает представителей акционеров, список которых засекречен, но в 70-е гг. был раскрыт американскими исследователями Керби и Муллинсом. Выяснилось, что наряду с Банком Англии, который с 1815 про 1946 гг. находился в акционерной собственности Ротшильдов, в него входят ведущие олигархические семьи.

СПРАВКА:

По состоянию на указанный период, акционерами ФРС являлись: банки Ротшильда из Лондона и Берлина, банки Варбурга из Гамбурга и Амстердама, банк Kuhn Loeb (известный вмешательством в Февральский переворот в России), банк Lehman Brothers (обанкротился в 2008 г., после чего его активы, включая консолидированный в 1977 г. Kuhn Loeb, отошли к банку Barclays), компания Goldman Sachs, банк Chase Manhattan (ныне JP Morgan Chase), а также семьи Лазаров (Франция) и Мозесов (Италия).

Определений глобального управления множество; большинство камуфлируют его суть рассуждениями о «многополярном мире».

Но вот точка зрения авторов энциклопедии «Глобалистика», выпущенной при участии Горбачев-фонда. «Глобальное управление – научно-практическое направление по формированию многоуровневой системы наднациональных и глобальных центров власти и управления, осуществляющих свои функции по отношению к субъектам мировой политики» [17].

То есть государства, межгосударственные объединения и международные организации управляются наднациональными и глобальными центрами – теми самыми закрытыми транснациональными субъектами. Их совокупность с определенного времени именуют «глубинным государством».

«Глубинное государство»

Это обозначение влиятельных сил, противостоящих попыткам ограничения американского участия в глобализации. Элементами структуры «глубинного государства» считаются:

- частные компании по управлению активами; через систему институциональных инвестиций и паевых инвестиционных фондов они в интересах ограниченного, засекреченного круга конечных бенефициаров контролируют основные мировые активы (BlackRock, Vanguard, FMR, JP Morgan Chase, Citigroup, AXA, State Street, Capital Group, Bank of New-York Mellon Corp. и др., всего около 12-ти).

Феномен таких компаний выявлен специальным исследованием Швейцарского федерального технологического института (ШФТИ), который из 43 тыс. банков и компаний выявил 1318 наиболее крупных, переплетенных взаимным владением, а внутри этой группы – «ядро» из 147 крупнейших, эпицентром которого и являются компании по управлению активами;

- частные «мозговые центры», связанные с силовыми структурами, занимающиеся стратегическим планированием, в том числе в ядерной сфере (примеры агентства «Stratfor», корпорации RAND, Массачусетского технологического института, в котором разработан доклад «Пределы роста», институтов Аспена, Санта-Фе, Брукингса и т.д.);

- частные высокотехнологичные военно-промышленные корпорации, пользующиеся бюджетным финансированием, интеллектуальными и технологическими ресурсами государства и его структур (пример - Маск с его компанией «SpaseX»);

- частные военные компании (ЧВК), прежде всего «Academi» (ранее «XE Services», до этого «Bkackwater»).

Не получивший огласки факт запуска неопознанной АПЛ двух ракет, перехваченных американской ПРО, который произошел 13 января 2018 г., в направлении Японии и Гавайских островов, доказал наличие у «глубинного государства» экстерриториальных стратегических сил. Не исключено, что в ядерном оснащении.

К элементам «глубинного государства» также следует отнести ряд структур глобальной экономики: «коллективный мировой центробанк» (МВФ, Всемирный банк, Банк международных расчетов), банковские сети, международные рейтинговые агентства. Но это отдельная тема.

В определенных информированных кругах экспертного сообщества преобладает мнение, что «глубинное государство» действует в интересах крайне узкого круга интересов, возможно семей и физических лиц.

Оно не ограничивается территорией США, а имеет глобальные масштабы и экстерриториальный характер, функционирует на «сетевой» основе, в идеологическом и организационном плане представляет собой антидемократический сплав экономического монетаризма с монополизмом и наследием нацизма (также отдельная тема).

Координация их взаимодействия осуществляется спецслужбами. Эта точка зрения подтверждается и свидетельствами нашедшего политическое убежище в России экс-сотрудника АНБ Сноудена.

Как выявляются субъекты «глубинного государства»?

Если доказательной базой объективного фактора служат межгосударственные договоры и соглашения, хартии, уставы и прочие документы международных и региональных организаций, то в закрытом субъективном факторе таковая представлена структурой акционерного капитала. Именно она позволяет выявить круг бизнес-интересов глобально-олигархических групп, увязав его с контролем над экономическими и политическими активами.

Важно учитывать и динамику этих интересов. Совмещенная с политическими событиями и процессами, она дает достоверную картину ситуации, тенденций и направлений ее развития в истории и современности. Например, нефтяной рынок США поделен между тремя корпоративными группами, во главе которых стоят компании ExxonMobil на восточном побережье, Chevron на западном и British Petroleum (BP) на Среднем Западе.

Первые две – осколки разделенной в 1911 г. решением Верховного суда США Standard Oil (Рокфеллеров); в BP объединены интересы Ротшильдов и королевской семьи. Таким образом, всем хорошо известная политическая карта мира, которая делит его на государства, отнюдь не является исчерпывающей. Помимо нее, существует скрытая от глаз вторая, корпоративная карта, отражающая влияние на те или иные государства или их территории различных олигархических групп (кланов). И без учета корпоративного фактора анализ политических процессов не достоверен.

Не случайно Гайдар, как бы к нему ни относиться, определял фундаментальную разницу систем управления в России и на Западе тем, что у нас власть доминирует над собственностью, а на Западе – наоборот: собственность над властью. Добавим, что так обстоит не только в России, но и во всем незападном мире. На Западе это противоречие отражается формулой «столкновения цивилизаций» Хантингтона - «The West against the Rest», и надо понимать, что «конец истории» Фукуямы апеллирует в этой формуле к подчинению себе Западом всего остального человечества.

В России исчерпывающую характеристику данному противоречию дал известный специалист по системным и сравнительным цивилизационным исследованиям Азроянц, называющий Запад «единственной нетрадиционной цивилизацией, которая ставит право, законы и контракты выше обычаев, канонов и традиций» [18]. Косвенно правомерность этого вывода подтвердил Киссинджер. Он указал, что принцип «лояльной оппозиции» лежащий в основе двухпартийных систем, не работает за пределами Запада [19].

Система, структура и цели глобализма

Представим себе схему. Планета в виде кружка в центре; от ее поверхности в разные стороны идут вертикальные лучи – это границы государств и межгосударственных объединений с их суверенитетами – своими и делегированными.

Помимо иерархических вертикалей, на схеме присутствует множество опоясывающих земной кружок горизонталей; одни замкнутые, в форме окружности, другие – незаконченные, несомкнутые, обрывающиеся и охватывающие не все «суверенные» пространства между вертикалями. Горизонтали – это «сетевая» структура «глобального гражданского общества».

Внешне они действуют сами по себе; на деле взаимосвязаны с помощью не афишируемых управляющих центров, присутствующих в каждой горизонтали. Расположенные на Западе или в зависимых от него странах, эти центры образуют собственную иерархию, которая и представляет собой совокупность транснациональных субъектов.

Иначе говоря, горизонтали, воплощающие «сетевой» принцип глобализации – это симулякр объективного фактора, призванный обеспечить прикрытие субъективному фактору - внешнему воздействию на них с тем, чтобы они, в свою очередь, транслировали это воздействие сквозь границы, используя для этого горизонтальный принцип коммуникации, который обеспечивает трансграничную прозрачность. Именно таким образом создается и мобилизуется против власти прозападная оппозиция.

«Мы усиливаем хаос, когда содействуем демократии, рыночным реформам, когда развиваем СМИ через частный сектор», - это Манн из Института проблем сложности в Санта-Фе, занятого разработкой технологий хаотизации и управления хаосом в целях подрыва суверенитетов [20]. Это и есть механизм «цветных революций». Противостоять ему, как учит китайский опыт, можно путем запрета и разрыва горизонталей внутри своей суверенной юрисдикции.

В России этот опыт, применяемый лишь в сфере законотворчества, ограничивается внешней зависимостью части элит, поэтому его полноценное применение требует «национализации» элиты. В постсоветских республиках из-за повального компрадорства элит и слабости государственных институтов этот опыт игнорируется.

Какова структура внешнего воздействия на внутренние процессы? Идеолог глобализма Аттали, наставник Макрона в окружении президента Миттерана, рассуждая о «новом миропорядке», выделял три его ипостаси: «мировые порядки» сакрального, силы и денег.

Темы сакральности и финансов, тесно связанные с глобальной религиозной унификацией, основанной на решениях Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.), и с упомянутыми конечными бенефициарами компаний по управлению активами - отдельные вопросы. Что касается «мирового порядка силы», то это система институтов, выстроенных по региональному принципу, обеспечивающих сквозной контроль англосаксонских центров над элитами западных и незападных стран:

- 1891-1910 гг. – создание Общества Круглого стола и собственно Круглого стола – «широкого» и «узкого» кругов британской элиты, основанных на идеях глобального распространения британского опыта имперского «парламентского монархизма»;

СПРАВКА:

Некоторые из первых членов «Общества Круглого стола»: Натаниэль Ротшильд – третье поколение британской ветви династии (в 1885 г. наделен аристократическим титулом пэра и местом в палате лордов); Родс – основатель южноафриканских колоний и компании De Beers, инициатор Англо-бурской войны; лорд Милнер – военно-морской министр военного кабинета в Первую мировую войну (в 1917 г. в России финансировал мятеж Корнилова); лорд Бальфур – глава МИД, автор декларации в поддержку еврейского государства в Палестине, Тойнби – крупный ученый, руководитель Chatham House в 1925-1955 гг.; Грэй – глава МИД, тесно связанный в США с полковником Хаусом и др.

- 1918-1921 гг. – формирование на этой основе в Британии Королевского института международных отношений (ныне Chatham House), а в США – тесно связанного с ним Совета по международным отношениям (CFR);

- 1952-1954 гг. – распространение принципа интеграции англосаксонских элит, заложенного в связку Chatham House – CFR, на элиты Западной Европы; их объединение в составе Бильдербергского клуба (группы) при активном участии капиталов и структур ушедшего в подполье нацизма;

- 1972-1975 гг. – создание Трехсторонней комиссии (Трилатерали), дополняющей объединение англосаксонских и европейских элит японской элитой, а с 2000 г. – отдельными представителями элит ряда других стран АТР.

Итак, структурно: связка Chatham House и CFR с Бильдербергом и Трилатералью, функционирующая на основе принятого в ООН регионального принципа, представляет «сквозной» инструмент глобального контроля западных элит над незападными.

Конечной целью выступает региональная интеграция с формированием трех «мировых блоков»: западного (Северная и Южная Америка), центрального (Европа и Африка) и восточного (АТР и Австралия). Что касается России, то существуют два варианта. Первый предполагает разделение страны по Уралу с включением ЕТР в центральный блок, а Сибири и Дальнего Востока – в восточный («Европа от Атлантики до Урала»).

Второй вариант рассматривает сохранение целостности в рамках центрального блока («Европа от Лиссабона до Владивостока»). С регионализмом связаны планы реформирования ООН и ее Совета Безопасности, отраженные в докладе «Более безопасный мир: наша общая ответственность» (2004 г.), подготовленном по поручению генсека ООН Аннана. И это указывает на программный, управляемый и прикладной характер этого документа.

После распада СССР, когда в движение был приведен весь проект управляемых глобальных перемен, потребовалось упрочение атлантического взаимодействия североамериканских и европейских элит. Появились дополнительные «тематические» объединения, которые взаимодействуют с приведенной «базой», выполняя отведенные им роли. Например, Transatlantic Policy Network (TPN), объединяющая политиков и бизнес, или коалиция крупного бизнеса – The Investor Stewardship Group (ISG).

У всех перечисленных структур имеются сайты, которые легко отыскиваются в Интернете. Правда, на них раскрывается далеко не вся информация об их деятельности.

Выводы.

1. Феномен глобального управления вырастает из субъективного воздействия определенных корпоративно-групповых интересов на объективные процессы всемирно-исторического развития. При этом в условиях контроля крупного бизнеса над властью государственная политика укладывается в контекст корпоративных интересов и становится ее «приводным ремнем».

Разделив мир на сферы контроля, олигархия направляет ресурсы государств на их передел в определенных интересах. Методологической основой глобального управления, которая маскируется лозунгами «многополярности» и «суверенного равноправия», выступает принцип «высшего разума» - взаимодействие элит в продвижении своих планов в экономической, социальной и политической сфере под видом «естественности» протекающих процессов.

2. Глобальное управление – продукт длительного развития, обусловленный переходом западной цивилизации в глобалистскую, экспансионистскую фазу и тесно связанный с осуществляемой в ее интересах глобализацией. Из причудливого переплетения интересов родовой аристократии и военных элит Запада с вышедшим из протестантизма масонством, а в дальнейшем с Ватиканом и нарождающимся банковским сообществом, вышли транснациональные субъекты, сформированные по семейно-корпоративному принципу.

С перерождением капитализма в империализм они приступили к переделу мира с помощью взятых ими под финансовый контроль государств. В современных условиях конгломерат транснациональных субъектов, спецслужб, бизнеса, СМИ и верхушки так называемого «глобального гражданского общества» в лице НКО и прикормленных профбоссов, образует феномен «глубинного государства», которое приобретает признаки экстерриториального «сетевого» квазигосударства, использующего ресурсы ведущих стран Запад в интересах транснациональных банков и корпораций.

3. Шаг за шагом альянс аристократии, буржуазии и спецслужб, пронизанный системой оккультных связей в обход государственных иерархий, сформировал «второй контур власти» (или «концептуальную власть»). Именно ему принадлежит концепция Первой мировой войны как инструмента разрушения империй, передачи системы власти, основанной на династическом принципе, в крупный бизнес и его прикрытия отделением публичной политики от реальной власти и ее превращением в шоу. После Второй мировой войны «второй контур» разросся и был разделен на ряд направлений: религиозное, военно-политическое, финансовое («мировые порядки сакрального, силы и денег»).

4. На этой основе была сформирована система закрытых институтов «теневого» («концептуального») управления. Стержнем выступает англосаксонская связка Chatham House – CFR, распространившая влияние на Западную, а затем и Восточную Европу (Бильдерберг) и, в конце концов, на АТР (Трехсторонняя комиссия).

Основанная на альянсе региональных элит и включающая целый ряд институтов, появившихся после распада СССР, эта система действует в направлении окончательного закрепления данного раздела в трех «мировых блоках» - западном, центральном, восточном. Россия в этом «новом миропорядке» лишена самостоятельности; рассматривается либо ее включение в центральный (европейско-африканский) блок, либо раздел между центральным и восточным (АТР) блоками. Элиты развивающихся стран встраиваются в этот «миропорядок» на условиях «младшего партнерства» и компрадорского разрыва с национальными интересами своих стран и народов.

5. Идеология и последовательность управляемых глобальных перемен сформирована Римским клубом и представлена серией распространенных им в 70-х – 80-х гг. концептуальных докладов. Принятие этой концепции определенной частью советских элит, включившихся в их реализацию в рамках созданных в соответствии с «глобальным планом» Римского клуба институтов, привело к распаду СССР, который служил главным препятствием на пути формирования «нового миропорядка».

Тем самым была предопределена общая направленность последующих процессов, включая переживаемый нами в настоящее время их переход в острую фазу системного глобального кризиса. Условием предотвращения создаваемой им угрозы завершения существования страны является разрыв с наследием Римского клуба и возврат к собственному проекту с альтернативной Западу ценностной матрицей и мессианским образом будущего.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

[1] Ленин В. И. Стихийность масс и сознательность социал-демократии. // Что делать? – Полн. собр. соч. Т. 6. С. 28-53; Он же. Последнее слово «искровской» тактики. – Там же. Т. 11. С. 354-372; Он же. Крах II Интернационала. – Там же. Т. 26. С. 209-265.

[2] Документы и материалы кануна Второй мировой войны. В 2-х т. – М., 1948. Т. I. С. 20.

[3] Дневник полковника Хауса. В 2-х т. / Под ред. А. И. Уткина. – М., 2004. Т. I. С. 211.

[4] Цит. по: Хаггер Н. Синдикат. История мирового правительства. – М., 2009. С. 44.

[5] Наше глобальное соседство. Доклад Комиссии по ГУС. - М., 1996. С. 19.

[6] Фурсов А. И. Кризис выползает из ложи // Завтра. – 2013. - №42. – 17 октября.

[7] Он же. Выступление на XVII Всемирном Русском Народном Соборе (31 октября 2013 г.) // http://zavtra.ru/content/view/sobor--sredotochie-russkoj-myi...

[8] Римский клуб. История создания, избранные доклады и выступления, официальные материалы. / Под ред. Д. М. Гвишиани, А. И. Колчина, Е. В. Нетесовой, А. А. Сейтова. - М., 1997. С. 72.

[9] Цит. по: Хаггер Н. Синдикат. История мирового правительства. – М., 2009. С. 125.

[10] Цыганков П. А. Теория международных отношений. – М., 2006. С. 29.

[11] Гизе А. Вольные каменщики. – М., 2006. С. 49.

[12] Хаггер Н. Синдикат. История мирового правительства. – М., 2009. С. 61-62.

[13] Цит. по Мейсан Т. Прекратить войну в Сирии. // http://pravosudija.net/article/terri-meysan-prekratit-voynu-...

[14] Цит. по: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 28. С. 243.

[15] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 27. С. 364-385.

[16] Личная секретная служба И. В. Сталина. Сборник документов / Под ред. В. В. Вахания. - М., 2004. С. 132.

[17] Глобалистика. Международный энциклопедический словарь / Под ред. И. И. Мазура, А. Н. Чумакова. - М.,-СПб.,-Нью-Йорк, 2006. С. 219.

[18] Азроянц Э. А. Вестернизация. // Там же. С. 100-101.

[19] Киссинджер Г. Дипломатия. – М., 1997. С. 739.

[20] Манн С. Реакция на хаос. // http://www.intelros.ru/index.p...

 

Источник

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх