Страна и люди

8 945 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай
    Не понимаю, как такую сволоту и в президенском совете держат.Спасти честь нелю...
  • Владимир Инишев
    Да не надо им объяснять почему мы не встаем на колени перед неграми. Бесполезно и излишне, метать бисер перед лицемер...Британские СМИ ус...
  • Андрей
    ублюдочный еврогрузинСпасти честь нелю...

Москва взялась за ливийский вопрос с другой стороны

Москва взялась за ливийский вопрос с другой стороны

Москва взялась за ливийский вопрос с другой стороны

Фото: PPI / Globallookpress

В Ливии новость: о решении уйти в отставку объявил лидер одной из сторон двоевластия, глава правительства национального согласия (ПНС) Файез Саррадж. Наблюдатели гадают о том, что будет, а вот в Москве, похоже, решили на это будущее как-то повлиять и пригласили на разговор третью силу…

Архимед так и не перевернул Землю. Никто не дал старику ни точки опоры, ни рычага соответствующей длины и крепости.

Нечто похожее происходит сегодня в Ливии. Точнее, это "сегодня" длится с 2011 года, когда решившие устроить весёлую "арабскую весну" страны Запада начали переворачивать одну ближневосточную страну за другой. И это "сегодня" называется гражданской войной.

Ливии, можно сказать, не повезло. Правивший ею с 1969 года полковник Каддафи, хоть и принёс процветание благодаря своей модели "исламского социализма", но довольно сильно успел всем надоесть за это время.

Всем – это значит всем.

В Ливии проживают десятки племён, а уж родовых сообществ с той или иной степенью самостоятельности – тысячи. Счёты между ними были всегда, а нравы во взаимоотношениях царили самые первобытные. Особенно среди пустынных кочевых групп. Соответственно, железная рука Каддафи удерживала всех в мире.

Что не всем нравилось, ибо – счёты и нравы первобытные.  

В Ливии проживает много молодёжи. За 40 лет мира в стране (по границам воевали, но не так чтобы бурно) в активном возрасте оказались поколения, не знавшие крови и страданий войны. И потому считавшие её совсем не большой платой за желаемые перемены.

ЛивияДолгие годы Каддафи железной рукой удерживал многочисленные племена и роды Ливии в мире. Фото:Фото: x99/ Globallookpress   

В Ливии была очень серьёзная социальная стабильность. То есть у людей было практически всё, что может предоставить государство: жильё, образование, здравоохранение, социальное обеспечение. Но всё это  плюс безраздельная власть Каддафи блокировало практически все возможности для политического самовыражения. Потому множество людей с политическим пропеллером в одном месте очень желали приподняться, хотя бы и ценой свержения Каддафи.

В общем, когда Запад привнёс в эту страну идею революции за демократию и прочие западные ценности, у него нашлось много пылающих энтузиазмом союзников. Попытка Каддафи задавить энтузиазм бомбами закончилась введением над Ливией бесполётной зоны. То есть под прикрытием западных самолётов ряд западных спецназов снёс власть Каддафи и предоставил народ Ливии его дальнейшей судьбе.

Потому как собственную задачу Запад решил: ливийская нефть стала его нефтью. Разве что с относительно небольшими отчислениями местным властям. Для международного приличия. И взятками им же. Для дела.

И ливийцы получили всё, чего хотели от свободы. Правда, если суммировать "всё" одним словом, это будет слово "война". На ливийскую нефть слетелись итальянские и французские нефтяные компании, на молодёжь ливийских племён – международные террористы. Сама Ливия развалилась на племенные анклавы. Все воюют со всеми и против всех. И длится эта война с небольшими перерывами с тех самых пор, как свергли Каддафи. Такая вот затянувшаяся "весна".  

Война исламистов против исламистов 

Такова преамбула. Слова "амбула" в русском языке не имеется, но десятилетнее ливийское "сегодня" сегодня выглядит так.

На Западе сидит Правительство национального согласия. Оно признано на уровне ООН, но представляет собою довольно разношёрстный конгломерат, объединяемый двумя скрепами: исламизмом, сближающимся с идеологией "Братьев-мусульман" (организация, деятельность которой на территории Российской Федерации запрещена) и общим врагом на Востоке. Место пребывания – Триполи.

Общий враг на Востоке – это в основном маршал Халифа Хафтар, командующий Ливийской национальной армией (ЛНА). Она формально подчиняется Палате представителей Ливии, избранному в 2014 году парламенту. Он обосновался в городе Тобруке и не формально, а фактически подчиняется маршалу Хафтару с его реальной вооружённой силой в собственном распоряжении. Эта сила достаточно долго играла роль силы светской. Или, точнее, предъявляла себя в качестве проводника умеренного, светского исламского движения.

ЛивияБойцы ЛНА. Фото: Amru Salahuddien / Globallookpress    

Впрочем, когда ЛНА была на гребне успеха и близка к захвату Триполи, стало проявляться истинное положение дел: силы Хафтара до половины состоят из исламистов мадхалитского толка – радикального направления и без того радикального направления в исламе – салафизма/ваххабизма. Это течение, базирующееся на учении современного, ныне живущего саудовского богослова Раби аль-Мадхали, отличается двумя важными чертами: противостоянием как раз умеренному исламу и религиозной лояльностью любому данному правительству.

Мадхалиты, естественно, пользуются покровительством Саудовской Аравии, и, похоже, это же обеспечивает поддержку саудов (а также таких же салафитских шейхов из ОАЭ) маршалу Хафтару. Вопрос: а почему же обязанные быть преданными любому правителю мадхалиты воюют против законного правительства в Триполи? Ответ: потому, во-первых, что их духовный лидер аль-Мадхали критикует "Братьев-мусульман"* и издал в 2016 году фетву, призывающую его последователей поддержать Хафтара, потому, во-вторых, что значительная часть ливийцев отказывают в законности правительству в Триполи, и потому, в-третьих, что сам маршал обращался за поддержкой (и получил её) к саудовским шейхам.

Впрочем, на стороне ПНС тоже отмечены боевые группировки мадхалитов.

В общем, получается в Ливии война одних исламистов с другими.

Взрыв политического пазла 

На таком фоне и состоялись два события с явными, хотя пока и неясными перспективами.

Глава ПНС Файез Саррадж официально объявил о своём "искреннем желании" уйти в отставку до конца октября. Он также выразил стремление передать свои полномочия "новой исполнительной власти".

То есть ни много ни мало призвал к роспуску собственного правительства, противостоящего Хафтару.

Понять его можно: в последние месяцы его правительство действовало кто в лес, кто по дрова, министры являли собственную политическую инициативу, а Саррадж запутался и, соответственно, оказался под огнём критики со всех сторон. Собственно, всем нужен был виновный, и этот человек был обречён им стать.

Виновный в чём? Во-первых, в том, что после целого ряда одержанных войсками ПНС побед над Хафтаром, поставивших его на грань окончательного поражения, глава правительства не стал развивать успех. Несмотря даже на полную поддержку Турции. В общем, он был прав: в условиях, когда Египет, сильнейшая военная сила в регионе (после Израиля), обнародовал ультиматум, запрещающий под угрозой вмешательства в войну египетской армии продолжать наступление ПНС на Сирт, Ливия реально встала перед перспективой оказаться полем войны региональных "сверхдержав".

СарраджГлава ПНС Файез Саррадж официально объявил о своём "искреннем желании" уйти в отставку до конца октября. Фото: Jonathan Borg/Xinhua / Globallookpress  

Во-вторых, в том, что после объявления о приостановке всех военных действий со своей стороны Саррадж поддержал проведение всеобщих выборов в марте 2021 года – на основе согласованной всеми ливийцами Конституции. И хотя эта инициатива была поддержана и главой тобрукской Палаты представителей Агилой Салехом, многие восприняли это как конвертацию военной победы в политическое поражение. Ибо ясно, что решающее слово в процессе политических реформ будет иметь маршал Хафтар, по-прежнему контролирующий большую часть территории и населения Ливии.

Наконец, своей грядущей отставкой Саррадж разочаровал главного своего политического покровителя – президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Который своё разочарование скрывать не стал. Проблема для Турции возникла действительно обидная: на очередном раунде консультаций между Россией и Турцией уже было достигнуто сближение позиций по соглашению о параметрах прекращения огня в Ливии, причём как раз в духе практической реализации заявлений Файеза Сарраджа и Агилы Салеха. И вдруг отставка первого взрывает весь политический пазл в Триполи, который Анкаре теперь надо заботливо складывать заново.

А тень маршала Хафтара и стоящих за ним враждебных Турции саудитов никуда не делась. Нависает. 

Визит по любезному приглашению Москвы 

А вот второе событие кажется как раз из таких, которые политический пазл собирают. По-новому.

И этим событием стал визит в Москву по приглашению МИД России человека, в Ливии не последнего и уже заявившего свои претензии на то, чтобы стать третьей силой в этой стране.

Что стоит за этим визитом? И особенно за приглашением, по словам Абу Сахмейна, "любезным" со стороны Москвы?

Лично прощупать этого политика и понять, кто он и что он сегодня. В средней перспективе это полезная инициатива по поддержанию контактов с влиятельными политическими силами Ливии, особенно в условиях, когда ставка на разум маршала Хафтара не удалась.

https://vk.com/video-75679763_456255783

Напомним, что ранее Москва – вместе с Анкарой – уже пыталась усадить за стол переговоров главу ПНС Файеза Сарраджа и командующего ЛНА Халифу Хафтара. Чтобы они могли подписать соглашение хотя бы о перемирии – как первый шаг к миру и какому-нибудь обоюдно признаваемому политическому устройству. Саррадж и председатель государственного совета Ливии Халед Мишри свои подписи под документом поставили. А вот Хафтар, который находился тогда на пике своих побед, даже в одном помещении с Сарраджем находиться отказался. Подписать соглашение он отказался и довольно-таки хамски покинул Москву. С точки зрения как дипломатического норматива, так и нормальной этики. Как рассказывал Царьграду известный востоковед Борис Долгов, "наверняка была договорённость между российскими представителями и Хафтаром, что должно быть соглашение". Иначе ни приглашения, ни встречи ему даже предлагать не стали бы – зачем Москве нужен был бы такой дипломатический афронт?

В итоге маршал добился чего добился. На помощь ПНС пришла турецкая армия. Ни для кого не секрет, что лидер Турции сам склонен к идеологии "Братьев-мусульман"*. Хоть и в версии лайт, но это всё равно прямое идеологическое противостояние с саудовскими ваххабитами, которых, как показывает практика, обслуживает Хафтар. С помощью турецкой авиации и силами турецких прокси из Сирии армии маршала были нанесены те самые чувствительные поражения, от перерастания которых в поражение окончательное Хафтара спасли Египет и ОАЭ.

И теперь с маршалом Москве разговаривать, собственно, не о чем. Хотя Россия проводит на Ближнем Востоке строго собственную политику, отношения с Турцией ей при всех их сложностях и подводных камнях значительно ценнее, нежели отношения с Саудовской Аравией. А значит, явная осторожность по отношению к Хафтару, фиксируемая и раньше, ныне стала востребована вдвойне и втройне. Да и договариваться с ним, получается, не о чем, после того как он явственно обозначился чужой марионеткою. 

А вот Нури Абу Сахмейн в нынешних ливийских раскладах является той третьей силою, чьи перспективы не в прошлом, а в будущем. И с ним есть о чём разговаривать: сегодня он возглавляет движение "Моя страна" ("Билад"), которое, по мнению знающих ливийские реалии наблюдателей, "имеет неплохие перспективы занять места в будущих органах власти". Политически движение последовательно выступает против Халифы Хафтара и тех, кто за ним стоит. Но в то же время оно дистанцируется и от ПНС, подвергая правительство подчас довольно жёсткой критике.

И при этом Нури Абу Сахмейн – довольно значительная фигура из прошлого Ливии. Амазигх, то есть этнический бербер, он стал первым неарабским главой страны 25 июня 2013 года, когда Всеобщий национальный конгресс получил власть от Национального переходного совета, управлявшего Ливией после свержения Каддафи. В 2014 году новым законодательным органом официально становится Палата представителей Ливии. Однако не согласившиеся с этим исламистские движения образовали свой, непризнанный парламент – Новый Всеобщий национальный конгресс. Причём руководил этим процессом сам Нури Абу Сахмейн, опираясь на ряд подконтрольных ему вооружённых группировок. Его же депутаты нового ВНК и избрали своим президентом. Правда, вскоре они же отправили его в отставку, но и далее Абу Сахмейн долго играл различные политические роли в Ливии, оставаясь заметной фигурой при любом раскладе.

ЛивияНури Абу Сахмейн – значительная фигура из прошлого Ливии. Фото: Hamza Turkia / Globallookpress   

Что же до сложного ливийского "сегодня", то, надо полагать, уже скорое будущее покажет, обретёт ли Ливия в политике тот самый архимедов рычаг, с помощью которого страна может перевернуться. Из нынешнего перевёрнутого положения. С головы на ноги. 

Москва может помочь 

О том, кто он, что он и как представляет себе будущее страны Нури Абу Сахмейн рассказал в объёмном интервью Царьграду, основные тезисы которого, важные для понимания этой политической фигуры, мы тут приводим.

Царьград: Ливия уже переживала попытку объединения разных политических сил, образовавшихся в стране после свержения Муаммара Каддафи. Вы были тогда во главе парламента – Всеобщего национального конгресса. Но в конце концов власть в стране вновь разорвалась на две части, которые сегодня находятся в вооружённом конфликте друг с другом. Как вы полагаете, после стольких лет конфронтации, включающей боевые действия друг против друга, возможно ли ещё в Ливии примирение на основе компромисса или борьба за власть будет вестись до победного конца одной из сторон?

Нури Абу Сахмейн: Прежде всего, позвольте мне выразить признательность уважаемому телеканалу и его достопочтимым зрителям за возможность пообщаться с вами в Москве. Что касается печальных и трагических событий на внутриполитической ливийской арене, хочу заверить вас, что никому не хочется видеть продолжения такого высокого уровня противостояния и боевых действий на территории Ливии. Все надеются на скорейшее превращение Ливии в государство права и гражданских институтов, где каждому гражданину будет обеспечена достойная жизнь. Ливийские граждане надеются на то, что их страна скоро вернётся к миру, в семью международного сообщества. Мы все надеемся, что нам удастся избежать войны и что только мир и мирные решения могут обеспечить достойную жизнь и объединить всех ливийцев. В любой гражданской войне, какой бы она ни была, нет победителей и побеждённых. Побеждённой всегда остаётся родина и её народ.

К сожалению, спешные шаги международного сообщества под прикрытием тех, кто входил во Всеобщий национальный конгресс и Совет представителей, привели к заключению Схиратского соглашения о формировании Правительства национального согласия. Тогда многие из нас верили, что с подписанием этого документа прекратится противостояние, прекратятся вооружённые конфликты, улучшится положение ливийских граждан. К сожалению, спустя четыре года после подписания того документа противостояние только усилилось, конфликты умножились и усилилось иностранное вмешательство на региональном и международном уровне.

 – За вами довольно богатая политическая биография, биография влиятельного ливийского политика, занимавшего высшие должности в стране. Но в этой роли вы часто оказывались в конфронтации с теми силами, которые представляет Халифа Хафтар, и с ним лично. Готовы ли вы перешагнуть через прошлое и протянуть Хафтару руку, чтобы прийти к какой-то форме объединения с другой стороной?

– В области политики нельзя предоставлять шанса тому, кто игнорирует законность и легитимность. Здесь речь идёт не о президенте Всеобщего национального конгресса, президенте страны или председателе правительства. К глубокому сожалению, 14 февраля 2014 года некий отставной полковник по имени Халифа Хафтар объявил о начале военного переворота в нарушение легитимности и законности в стране и приостановке действия конституционной декларации.

Последние его заявления напоминали больше тексты религиозных фетв воина-завоевателя.

К сожалению, международное сообщество начало взаимодействовать с Хафтаром, человеком, поправшим всякую законность в стране, и стало воспринимать его как представителя военной силы не только на востоке, но и на западе и юге Ливии. И это несмотря на то, что этот человек может представлять потенциальную угрозу даже соседним странам в регионе.

Поступок Халифы Хафтара, прилетевшего в Москву для подписания соглашения о прекращении огня с Сарраджем, был воспринят со стыдом ливийцами. Ведь Россия – великая держава, постоянный член Совета Безопасности ООН, и этот оскорбительный демарш, думаю, будет иметь свои последствия. Приглашение было направлено от российского руководства с целью подписания декларации, касающейся всех сторон ливийского конфликта. И вместо того чтобы выполнить то, ради чего его пригласило российское руководство, Хафтар неожиданно покидает Москву, даже не попрощавшись. Я думаю, что российская сторона в результате подобного недружественного демарша по-новому взглянет на этого человека, который совершил в своей стране антиконституционный переворот и которому российская сторона раньше оказывала поддержку.

– Правительство национального согласия принято называть исламистским, причём близким к организации "Братья-мусульмане"*. Так ли это?

– Я полагаю, что организация "Братья-мусульмане"* является исламистской организацией и не является политической партией. Есть Партия справедливости и строительства. Есть те их члены, которые говорят, что они поддерживают "Братьев-мусульман"*.

Партию справедливости и строительства возглавляет Мухаммад Савваль. Он никогда не заявлял, что его партия поддерживает организацию "Братья-мусульмане"*. Хотя насколько мне известно, сам Мухаммад Савваль является членом организации "Братья-мусульмане"*.

Господин Халед аль-Маджри был членом Всеобщего национального конгресса, и я знаю, что он тоже является членом организации "Братья-мусульмане"*, одновременно являясь членом Партии справедливость и строительство. В прошлом году он выступил по телевидению с заявлением о выходе из организации "Братья-мусульмане"*, однако остался в Партии справедливости и строительства.

Когда я был президентом Всеобщего национального конгресса, вторым моим заместителем был д-р Салех аль-Махзу, являвшийся членом Партии справедливости и строительства, и я знал, что он состоял в организации "Братья-мусульмане"*. Где-то 17 членов ВНК являлись членами организации "Братья-мусульмане"*, большинство из которых являлись также членами Партии справедливости и строительства.

ЛивияВ любой гражданской войне, какой бы она ни была, нет победителей и побеждённых. Фото: Amru Salahuddien/Xinhua / Globallookpress    

Что касается утверждений, что и я был членом организации "Братья-мусульмане"*, то во времена Каддафи за членство в этой организации приговаривали к смертной казни. Даже если бы я был членом этой организации, я бы держал это в тайне. Однако после февраля, даже если бы я состоял в их рядах, можно было не скрывать этой принадлежности. Но я никогда не был членом организации "Братья-мусульмане"* или какой бы то ни было религиозной, светской или политической организации.

Только в июне прошлого года я объявил о создании движения "Билад". Это светское гражданское движение, призывающее к строительству гражданского общества и не строит свою деятельность на какой-либо определённой идеологии или доктрине. Перед нами стоит задача восстановления нашей родины на основе светского государства, мирного сосуществования с властью и объединения всех ливийцев. При этом мы отмечаем, что ислам является государственной религией, призывающий к миру и безопасности. В основе шариатского суда лежат положения священного Корана. Но у нас есть право осуществлять демократию и взаимодействовать со всеми странами мира на основе общих интересов и взаимного уважения между государствами.

– Какой вы видите роль России в нынешних ливийских событиях? Воспринимается ли она в Ливии как нейтральная сторона, способная привнести в ливийскую драму решение в интересах компромисса и мира? 

– Существует разное понимание термина "нейтралитет". Я понимаю термин "позитивный нейтралитет". Нельзя одинаково относиться к палачу и его жертве, насильнику и потерпевшему от него. Россия на официальном уровне, как видно, не вовлечена глубоко в ливийское политическое досье. Делаются заявления на уровне министра иностранных дел и высокопоставленных дипломатов. Однако мы стремимся к тому, чтобы Россия как можно быстрее начала осуществлять свою активную роль в создании баланса сил в военной и политической сфере, а также в области безопасности. Чтобы она взяла на себя роль, отличающуюся от той, что преследуют в Ливии другие государства, которые используют ливийское досье в своих корыстных интересах и колониальных целях. Это народ Ливии отвергает. И надеется, что Россия поможет ему, как и прежде, в восстановлении разрушенной экономики, инвестиционной политики и даже в строительстве и подготовке ливийской армии в соответствии с соглашениями, заключёнными с законными властями. Этим целям как раз и служит мой визит в Москву по приглашению МИД России.

* Организация, деятельность которой на территории Российской Федерации запрещена

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх