Страна и люди

9 062 подписчика

Свежие комментарии

  • иван шевченко
    Прочитал с омерзением. Из-за всех этих "кластеров", "девелопментов" и "кэшбэков"...Собрался за бугор...
  • Владимир
    Познавательно. Спасибо.Скорострельное ор...
  • Николай Краснопольский
    Мы в школе приобрели знания по: слесарному, столярному, авто делу, умели штопать, поменять лампочку, розетку, выключа...Японка привезла и...

Украина как инструмент для уничтожения России

Украина как инструмент для уничтожения России

Украина как инструмент для уничтожения России

Обострение ситуации на Донбассе, грозящее перерасти в полномасштабную войну с участием России и некоторых стран НАТО, расширило в информационном поле украинскую тематику. Население России с 2014 года оказывается в такой ситуации перед объединённой информационной агрессией Украины и её союзников из числа стран НАТО.

Для отражения этой агрессии и ведения грамотной наступательной политики необходим чёткий анализ узловых моментов нашей совместной полуторатысячелетней истории. Сформулируем культурные и политические причины противостояния нынешней частично переформатированной Украины и России и объясним антироссийскую сущность политического украинства.

Истоки происхождения украинства находятся в Галиции. Почитаемый западенцами галицко-волынский князь Даниил Романович ради союза с католическими странами Европы против татаро-монголов в 1253 году принял от римского папы Иннокентия IV королевскую корону и обязался принять католицизм. Однако никакой реальной помощи не последовало, а сам галицко-волынский князь вынужден был капитулировать перед монголами. Его антипод Александр Невский, наоборот, не только отбил военные походы шведских и немецких рыцарей, а также литовских племён, но и избавил Русь от мусульманских купцов, занимавшихся сбором дани в пользу Монгольской империи.

Он совершил ещё одно важнейшее дело — договорился с Золотой Ордой и прекратил поставку русских воинских контингентов в монгольские войска для участия их в междоусобных и завоевательных войнах. А Галицко-Волынское княжество в середине XIV века было поделено между Польшей и Великим княжеством Литовским (Литовско-Русским государством).

Важно отметить, что украинская часть Галиции — Галичина оказалась уже тогда под властью польской короны, более того, уже тогда она стала территорией и плацдармом экспансии для польских, немецких и венгерских колонистов, для которых были построены костёлы. Несмотря на то, что многие из колонистов всё же сами обрусели и перешли в православие, западенцы в расово-антропологическом смысле сильно отличаются от жителей современной Центральной Украины. При этом после установления польского господства галичане продолжали платить дань Золотой Орде, то есть не обладали даже отдельными элементами суверенитета и находились под двойным гнётом.

Кроме того, следует обратить внимание на один важный момент в спорах с современными украинствующими фальсификаторами: татаро-монгольское нашествие и последовавшие набеги привели к массовой миграции населения из Южной в Северо-Восточную Русь. Именно поэтому былины тысячелетней давности, рассказывающие о русских богатырях и киевском князе Владимире, сохранились у населения Русского Севера и отсутствовали на территории современной Центральной Украины. Не забудем и о том, что слово «Украина», означавшее какую-либо окраину, применительно к территориям одноименного государства применялось лишь к землям днепровского казачества, первые упоминания о котором относятся к 1489 году.

Великое княжество Литовское в 1569 году в ходе Люблинской унии объединилось с Польшей в Речь Посполитую. В результате этого Южная Русь постепенно стала объектом экспансии со стороны польских магнатов. Одновременно с этим ради борьбы с Реформацией в Речь Посполитую проник орден иезуитов. Один из его представителей, Петр Скарга, предложил для подчинения русского населения Речи Посполитой ввести унию Православной церкви с Римско-католической, согласно которой православные должны были сохранить свои обряды и, главное, признать главенство папы. Это было реализовано в ходе Брестской унии в 1596 году. В результате большая часть западнорусского дворянства оказалась ополячена и окатоличена.

Однако, несмотря на это, большая часть населения не восприняла унию и феодально-католический гнёт. Именно участие малороссийских крестьян в казацких восстаниях обеспечило победу над поляками и воссоединение с единокровной и единоверной Россией.

События же времён первой Руины (Войска Запорожского) во второй половине XVII века были связаны со стремлением гетманов и казацкой старшины жить в составе России на польско-шляхетский лад с максимальной автономией.

Конечно, простонародные говоры Малороссии за века польского владычества изобиловали полонизмами. Однако даже Иван Котляревский и другие представители культурного слоя Малороссии писали свои произведения на малороссийском наречии в связи с общеевропейской модой на романтизацию исторического прошлого своего народа.

Иное дело заказчики политического украинства. Ими стали поляки, коих оказалось много на западнорусских землях, отошедших к России в результате разделов Речи Посполитой. Целью поляков было стремление как минимум оторвать малороссов от России, а как максимум — превратить их в своих союзников, внедряя в неокрепшие умы идею о том, что украинцы — это якобы ветвь поляков. Друг императора Александра I и член Негласного комитета князь Адам Чарторыйский в 1803—1823 годах был попечителем Виленского учебного округа, в который входили малороссийские губернии. Соратник Чарторыйского Тадеуш Чацкий, занимавший в 1803—1813 годах должность ревизора учебных заведений, в псевдонаучной работе «О названии Украины» 1801 года придумал «укров», происходящих от заволжской орды, пришедшей в VII веке в Восточную Европу.

Польские уши видны и в истории с «Кирилло-Мефодиевским братством» 1846−1847 годов, в которое входили будущий писатель Тарас Шевченко, литератор Пантелеймон Кулиш и историк Николай Костомаров. Эта организация пропагандировала борьбу с сословным делением, проповедовала реформизм и в то же самое время выступала за создание всеславянской федерации, в числе участников которой должна была быть и Украина, чей якобы идеальный строй противопоставлялся панской Польше и самодержавной Москве. Более того, Костомаров написал «Книгу бытия украинского народа», которая была калькой с «Книги народа польского и польского пилигримства» польского поэта-русофоба Адама Мицкевича. Что касается Шевченко, то сошлемся на книгу «Вурдалак Тарас Шевченко» Олеся Бузины, ни одно из положений которой не было опровергнуто украинскими национал-радикалами.

Укажем лишь один важный момент: к творчеству Шевченко, например к поэме «Гайдамаки», критично относился великий литературный критик Виссарион Белинский. Отметим, что Шевченко, романтизировавший казачью вольницу и гайдамаков — озверевших бандитов, прикрывавшихся борьбой за освобождение от польского владычества, противопоставлял это явление России. С морально-этической точки зрения воспевание этих нелюдей, поголовно вырезавших польское, еврейское, а заодно и попавшее под руку малороссийское население («Колиивщина», 1768 год) омерзительно и сродни гнусностям, которые украинские формирования творят на Донбассе. Этот факт нельзя оправдать.

Поляки и в дальнейшем будут участвовать в самостийной деятельности в России. По признанию современников, до Январского восстания 1863 года среди пропагандистов украинского сепаратизма было только пять природных малороссов. Остальные были польскими студентами из Киевского университета. Организация профессиональных украинцев именовалась «Громадой». Участниками «Громады» были Владимир Антонович, Павел Чубинский (автор нынешнего украинского гимна, являющегося калькой с польского оригинала) и другие. Цель политического украинства раскрыл будущий лидер польских повстанцев генерал Людвик Мерославскийв 1861 году:

«Неизлечимым демагогам нужно открыть клетку для полёта на Днепр; там обширное пугачёвское поле для нашей запоздавшей числом хмельнитчины. Вот в чём состоит вся наша панславистская и коммунистическая школа. Вот весь польский герценизм… Пусть себе заменяют анархией русский царизм, пусть обольщают себя девизом, что этот радикализм послужит для «вашей и нашей свободы«».

А в своём завещании Мерославский был ещё более откровенен:

«Бросим пожар и бомбы за Днепр и Дон, в самое сердце России. Пускай он уничтожит её. Возбудим споры и ненависть в русском народе. Русские сами будут рвать себя своими собственными когтями, а мы будем расти и крепнуть».

Все эти положения сохраняют актуальность и в наши дни. Добавим ещё один важный аспект. Польский псевдоэтнограф Франтишек Духинский в ту же эпоху выдвинул теорию о туранском происхождении великороссов, согласно которой они являются смесью татар и финно-угров. Малороссов же Духинский считал не просто славянами, а восточными поляками. Соответственно, в целом польская пропаганда постаралась отделить Малороссию и в терминологическом смысле. В их концепции термин «Русь» относился исключительно к западнорусским землям Речи Посполитой, то есть для них русские — это малороссийские и белорусские холопы. Соответственно, жителей современной России они именовали московитами и москалями с целью доказать отсутствие родства между великороссами и малороссами. Более того, в современном польском и украинском языках сохранилась эта подмена, так как слово «россиянин» обозначает как всех граждан России, так и русских. Причина этого простая: терминологически поляки указывают на то, что «россияне» не имеют отношения к Руси — современным Украине и Белоруссии.

Главным же испытательным полигоном для этих идей стала униатская Галиция, оказавшаяся в составе Австрии (с 1867 года Австро-Венгрии). Местное русское население, именовавшееся «русинами-рутенами», проживало в основном в сельской местности и влачило жалкое существование. Поляки держали под своим контролем систему образования, целью которой было окатоличивание и полонизация галицких русинов. В 1846 году происходит польское Краковское восстание в Краковской республике и Галицийское восстание, в ходе которого русинские крестьяне при поддержке австрийских властей убивали польских помещиков. За преданность Габсбургам при поддержке губернатора Галиции графа Франца фон Стадиона русины создали в 1848 году во Львове «Головну Руску Раду». Эта организация положит начало движению старорусинов-москвофилов — сторонников культурного сближения с Россией, которое также было представлено в Закарпатье и на Буковине.

Последнее было вызвано тем, что по просьбе австрийцев русские войска подавили Венгерскую революцию 1848−1849 годов. Австрийцы и поляки отнеслись к этому движению резко враждебно, так как посчитали его фактором, усиливающим влияние России в австро-венгерских землях. В результате целенаправленной политики австрийских властей москвофилы подвергнутся репрессиям, в том числе судебным, а в годы Первой мировой войны большая часть из них погибнет в австро-венгерских концлагерях Терезин и Таллергоф или уйдет в Россию. Окончательно галицкие русофилы будут поставлены вне закона в 1939 году Советской властью.

Но русофильство в Галиции погибло не только из-за этого. В том же 1848 году польский поэт-эмигрант Генрик Яблоньский предложил галицким полякам изменить стратегию, отказавшись от полонизации русинов. Вместо этого он предложил развивать у галицких русинов местную идентичность на базе ненависти к России и великороссам. С этой целью во Львове были созданы «Рускiй Соборъ» и газета Dnewnyk Ruskij с главным редактором Иваном Вагилевичем. Это движение получило название молодорусинов-украинцев. Оно выступало за сближение и без того полонизированных народных говоров с польским языком, а также проповедовало союз поляков и русинов против России, поэтому всячески поддерживало польских мятежников и их украинофильских единомышленников в России.

Вследствие этого галицких русинов молодорусины при поддержке австрийцев и поляков обрабатывали в духе ненависти к России и великороссам. Кроме того, галицкие украинофилы поддерживали униатство и подчинение Малороссии Габсбургам. Этим объясняется появление организаций «Просвита» и «Научное общество имени Тараса Шевченко» во Львове, главой которого стал псевдоисторик Михаил Грушевский, связывавший Галицию с российскими украинофилами.

В Российской империи украинский язык пользовался популярностью лишь у узкой части украинофильской интеллигенции. Буржуазия, а также помещики, священнослужители, рабочие и крестьяне малороссийского происхождения считали себя частью триединого русского народа, читали книги и газеты на русском литературном языке. Цензурные же ограничения украинского языка до 1905 года были связаны с тем, что его использовали единомышленники польских мятежников, мечтавших воссоздать Речь Посполитую в границах 1772 года и восстановить, по крайней мере частично, феодальные порядки.

В самом русском обществе не было какой-то вражды к малороссийскому наречию. Например, представители как левого (П. Н. Милюков  Дарданелльский), так и правого (В. А. Маклаков, П. Б. Струве) крыльев Конституционно-демократической партии поддерживали развитие малороссийского наречия в системе образования, однако они выступали за единство России и не предусматривали для Малороссии национально-территориальной автономии. Из общероссийских партий определенное число украинских самостийников было среди социалистов-революционеров (эсеров), которые позднее образуют Украинскую партию социалистов-революционеров. Примечательно, что во всех создававшихся в Малороссии в начале XX века чисто самостийных партиях, таких как Революционная украинская партия, Украинская социал-демократическая рабочая партия, и в краевом отделении РСДРП — Украинском социал-демократическом союзе («Спилке») в совокупности было не более 3 000 членов.

Иначе обстояло дело в Галиции, для которой Первая мировая война стала удачным поводом для распространения украинства на территорию Российской империи. В этой связи примечательно, что в своей записке императору Николаю II П. Н. Дурновопредупреждал о следующем:

«Нам явно невыгодно, во имя идеи национального сентиментализма, присоединять к нашему отечеству область, потерявшую с ним всякую живую связь. Ведь на ничтожную горсть русских по духу галичан, сколько мы получим поляков, евреев, украинизированных униатов?»

Дурново был прав, так как галицийское крестьянство было переменчиво в своих взглядах, а большая часть русинской интеллигенции к тому времени поддерживала украинство. И действительно, после начала войны во Львове был образован «Союз освобождения Украины». «Союз» поддержал Центральные державы, он прямо заявил о необходимости уничтожения России для создания единой Украины, в состав которой должны были войти не только современные Центральная и Юго-Восточная Украина, но даже Северный Кавказ. Эти идеи находили сочувствие и поддержку у российских украинофильских партий, более того, арестованного за работу на Австро-Венгрию русской контрразведкой Грушевского даже толком не сослали.

В самой Австро-Венгрии из галичан для войны с Россией был сформирован легион «Сечевых стрельцов», через который прошло более 7 000 человек. В этом был и свой абсурд. Никогда не бывшие подданными великих князей Московских и русских царей галичане ненавидели неизвестную им Россию и при этом стремились, не спрашивая разрешения, «освободить» малороссов, чтобы создать марионеточную украинскую монархию во главе с Вильгельмом Габсбургом (Василием Вышиваным). А униатский митрополит Андрей Шептицкий, будущий «пастырь» ОУН-УПА (запрещены в РФ), уже тогда предлагал для отделения Малороссии от России воссоздать гетманат, идеализировать казацкую вольницу (и это при том, что потомки настоящих запорожских казаков составили основу Кубанского казачьего войска!) и создать самостийную автокефальную православную церковь. Также немцы и австро-венгры с помощью галичан пытались отделить малороссов-военнопленных от других российских военнопленных и организовать из них формирования для войны с Россией. Эти формирования (синежупанники — 2 неполные дивизии и серожупанники — 1 дивизия) были неэффективны, а многие бойцы просто дезертировали.

Теперь раскроем ещё одну важную тему. Дело в том, что свидомые прохвосты всячески отрекаются от своей правопреемственности от Украинской ССР и большевиков. Причина этого очевидна — «на свидомом воре шапка горит». Например, даже Чёрный Барон  П. Н. Врангель критично относился к гетману Павлу Скоропадскому и видел союзников лишь в украинских федералистах, выступавших за автономию в составе России, то есть он тоже был противником украинских сепаратистов во всех видах.

Большевики думали иначе. Например, В. И. Ленин ещё в 1913 году в «Критических заметках по национальному вопросу» прямо написал:

«Возьмите Россию и отношение великороссов к украинцам. Разумеется, всякий демократ, не говоря уже о марксисте, будет решительно бороться против неслыханного унижения украинцев и требовать полного равноправия их… Если украинский марксист даст себя увлечь вполне законной и естественной ненавистью к великороссам-угнетателям до того, что он перенесет хотя бы частичку этой ненависти, хотя бы только отчуждение, на пролетарскую культуру и пролетарское дело великорусских рабочих, то этот марксист скатится тем самым в болото буржуазного национализма. Точно так же и великорусский марксист скатится в болото национализма, не только буржуазного, но и черносотенного, если он забудет хоть на минуту требование полного равноправия украинцев или их право на образование самостоятельного государства».

Эта злобная чушь не имела ничего общего с реальностью, так как малороссийские рабочие считали себя такими же русскими людьми, как и жители Петрограда.

Советская украинизация 1920-х — начала 1930-х годов дала жизнь нынешней Украине. Украинизация, выразившаяся в репрессивном навязывании украинского языка и нерусской идентичности жителям Малороссии, а также в присоединении к новому образованию Донбасса и Новороссии, тоже не обошлась без западенцев. Большевики пригласили для украинизации Грушевского, а вместе с ним и 50 тысяч «специалистов» из Галиции. Позднее наиболее одиозные проекты будут свер нуты, а некоторые украинизаторы даже будут репрессированы. Однако сама система сохранится, причем по результатам Великой Отечественной войны в состав Украины войдет токсичная Галиция.

Это особо примечательно, тем более что опасность нахождения Галиции в составе России сознавал русский белоэмигрант агент абвера, начальник зондерштаба «Р» (законспирированная прогерманская организация, специализировавшаяся на борьбе с партизанами, советскими разведчиками-парашютистами и антисоветской пропаганде на оккупированных территориях) Б. А. Хольмстон-Смысловский, поддерживавший активные контакты с Украинской повстанческой армией. Опытный разведчик, Хольмстон-Смысловский после окончания Второй мировой войны работал с американскими спецслужбами и знал украинских сепаратистов не понаслышке. В 1951 году в речи в связи с очередной годовщиной созданного им Суворовского союза Хольмстон-Смысловский заявил следующее:

«Особо стоит вопрос о том крае, где православное население перестало быть православным, но ещё не стало католическим. Речь идет об униатской Галиции. Нам доставило бы большое удовольствие видеть Галицию в составе Польши, ибо у нас нет ни малейшего желания видеть в своей среде это гнездо всех и всяческих сепаратистских тенденций».

Бывший командующий Первой Русской национальной армией в данном случае абсолютно прав, так как даже такой противник бандеровцев и униатства, как Ярослав Галан, всё же считал галичан отдельным от русских народом со своей идентичностью. Видимо, из-за этого Хольмстон-Смысловский был противником сотрудничества русской эмиграции даже с украинскими эмигрантами петлюровского толка.

Западенцы усвоили привитую поляками ненависть к России и русским. Так, Николай Ульяновв «Происхождении украинского сепаратизма» пишет о том, что в мае 1946 года в мюнхенский журнал Slowo Polskie написал анонимное письмо некий галичанин, в котором выдвинул идею польско-украинского союза против России. В нем же он сформулировал важные положения:

«И поэтому наша борьба должна направляться не только против большевизма, но против всякой империалистической России, России большевистской и царской, России фашистской и демократической, России панрусистской и панславистской, России буржуазной и пролетарской, России верующей и неверующей… России Милюкова и Власова, вообще против России, которая уже сама по себе синоним империализма».

И действительно, философия партии УНА-УНСО (запрещена в РФ), ставшей одной из основательниц «Правого сектора» (запрещен в РФ), является тому подтверждением. Как и иные подобные партии и организации, пользовавшиеся покровительством властей Украины, она в начале 1990-х годов прославилась выражением «Крым будет украинским либо безлюдным», снарядила около 350 боевиков, которые запугивали население Новороссии и Крыма, пыталась вести работу по отделению Кубани от России, а позднее осуществила прямую агрессию против России, приняв участие в первой чеченской войне на стороне Ичкерии.

Но и сами власти Украины проводили враждебную политику, всячески пытаясь выдавить Черноморский флот из Крыма, а при Викторе Ющенко, Петре Порошенко и Владимире Зеленском украинское руководство открыто взяло курс на превращение Украины в антироссийский форпост стран НАТО, то есть захотели превратить Украину в пистолет, приставленный к сердцу России. В идейном отношении сама украинская государственность строится исключительно на противопоставлении России, не случайно книга Леонида Кучмы так и называлась «Украина — не Россия». Из всех титульных наций стран СНГ лишь украинские самостийники и белорусские «литвины» вынуждены доказывать отличия украинцев и белорусов от русских, чтобы их считали отдельными народами.

Причиной же этого является отсутствие четких этнических, языковых, культурных и религиозных признаков, позволяющих говорить о том, что жители Белоруссии, а также Юго-Восточной и Центральной Украины принадлежат к этносам, отличным от русских. И именно поэтому, помимо прямой борьбы с русским языком, украинские самостийники специально выращивают русскоязычных русофобов-украинофилов, которые не очень свободно владеют мовой (Петр Порошенко, Павел Климкин) либо принадлежат к неславянским народам (Арсен Аваков, Мустафа Найем).

Вследствие этих установок постмайданные власти отказали русскому языку даже в статусе регионального, а также при поддержке Фанара создали обновленческую Православную церковь Украины для религиозного разрыва с Россией.

В настоящее время украинские власти при поддержке США и иных стран НАТО хотят возобновить активные боевые действия на Донбассе. По сути эта провокация направлена на введение Западом новых санкций против России, в частности на ограничения в использовании газопровода «Северный поток — 2», Украине же отводится роль орудия стран НАТО. Кроме того, бездействие России может привести к появлению военных баз стран НАТО либо на территориях оккупированных регионов Юго-Восточной Украины, либо на Центральной Украине, а также привести к падению Приднестровья, зажатого между Молдавией и Украиной, стремящихся к уничтожению этого независимого пророссийского государства.

В такой ситуации необходимо проработать меры, направленные на предотвращение украинского сценария развития ситуации, а именно:

  • Оказать всевозможную помощь ДНР и ЛНР для отражения украинской агрессии, защитить жителей данных республик, особенно с учетом того, что многие из них имеют российское гражданство и вследствие этого российское государство обязано их защитить.
  • По возможности помочь защитникам республик сделать так, чтобы границы ДНР и ЛНР совпадали с границами Донецкой и Луганской областей Украины.
  • Прекратить церемониться с иностранными наёмниками, воюющими на стороне Украины, предоставив им лишь две опции: плен или смерть.
  • Тщательно продумать прорыв водной блокады Крыма.
  • Принять меры по созданию коридора до Приднестровья, что невозможно без освобождения Юго-Восточной Украины.
  • В соответствие с принятой доктриной «Русский Донбасс» реанимировать проект Новороссии и отказаться от украинской мовы как государственного языка, что уже сделали в ДНР и ЛНР, внедрять общерусскую идентичность и бороться со свидомой идеологией.

Бездействие России приведёт к падению ДНР, ЛНР и Приднестровья, создаст угрозу для Крыма и даст зелёный свет для активизации внутри России различных сепаратистов и прозападной оппозиции, мечтающей вернуться к внешней политике эпохи перестройки и ельцинизма.

Петр Македонцев

 

 

Источник

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх