Страна и люди

9 039 подписчиков

Свежие комментарии

Россия. Центробанк. Ставка без опасности?

Россия. Центробанк. Ставка без опасности?

Россия. Центробанк. Ставка без опасности?

Шаг назад после двух лет вперёд

Пандемия закончится не завтра. И даже не послезавтра.

Но почему же тогда именно сейчас закачивается период мягкой денежно-кредитной политики Центрального банка РФ?

Неужели случился тот самый отложенный негативный инфляционный эффект? Опасаясь которого держатели государственных денег упорно не желали давать их никому и, быть может, никогда?

Период был. Даже политика мягкая, возможно, была. Только работалось буквально всем в России как-то жёстко. Если, вообще, работалось. Слишком уж многое в экономике остановилось. Не будем показывать пальцем, что конкретно. Все и так всё знают. Но слишком уж многим мягкая политика Банка России была откровенно безразлична.

Победные дифирамбы о том, что мы справились с пандемическим кризисом чуть ли не лучше всех остальных, не должны вводить в заблуждение. С болезнью – да, быть может. Хотя ещё не вечер. А вот с трудностями в экономике – есть сомнения.

Впрочем, с нашей низкой базой – всё действительно может оказаться не так страшно. Но тогда, тем более, непонятна сама необходимость повышения кредитной стоимости денег. К тому же, та цена, которую будто бы диктует ЦБ, доступна лишь единицам.

Парадокс, когда дешёвые (по валютному курсу) рубли, что признают все и внутри страны, и за её рубежами, обходятся непомерно дорого, так никуда и не делся.
И, похоже, устранять его за все те два с лишним года, что ЦБ смягчал свою «политику», никто и не собирался.

Есть навязчивое ощущение, что директорату Банка России важно было не быть мягким, а лишь продемонстрировать мягкость.

Только вот стоит ли в таком случае сейчас так нарочито демонстрировать жёсткость?

Изменения.net


То, что ставку поднимут уже в марте, предполагалось, в том числе и вашими авторами (Зачем Джо Байден разворачивает рубль).

Но очень уж хотелось, чтобы это произошло попозже. Ведь даже при очень незначительном повышении сразу меняется и тренд, и философия работы с деньгами.

Как бы там ни было, но относительно доступный кредитный ресурс за последние пару лет научились изыскивать очень многие. Банки, так те, вообще, наизнанку выворачиваются, чтобы пристроить свободные средства не в такие инструменты, которыми обычно пользуется сам Центробанк.

Вы понимаете, что мы имеем в виду высоконадежные и абсолютно ликвидные зарубежные активы – читай «американские ценные бумаги». Или в худшем случае – вовсе валюта. Оправдание такого подхода у Центробанка традиционное – другого не дано.

А флёр у главы ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной, прикрывающий эту порочную практику, тоже самый обычный:

«Экономика восстанавливается более уверенно, растёт внутренний и внешний спрос.

При этом усилилось инфляционное давление, повысились проинфляционные риски.

В этих условиях мы начинаем возвращение к нейтральной денежно-кредитной политике».

А ставка точно без опасности?

Россия. Центробанк. Ставка без опасности?

Но ведь из первого предложения буквально напрашивается не повышение, а снижение ключевой ставки.

И безопасность тут вовсе не при чём. Стоит ли после такого удивляться, что г-жа Набиуллина всерьёз твердит публике о том, что нейтральный диапазон ключевой ставки – это от 5 до 6 % годовых.

И пока ставка в него не вернётся, денежно-кредитные условия останутся мягкими.

Это, по словам главы нашего Центрального банка,

«продолжит поддерживать кредитование, которое в настоящее время растёт годовыми темпами, близкими к максимальным в последние годы».

Инфляция – это вам не интервенция


А как же быть с пресловутым таргетом в 4 % годовых, к которому годами стремился ЦБ РФ, выжигая «лишением лицензий» банковский сектор, а заодно с ним и всё сколько-нибудь приемлемое денежное предложение для сектора реального?

Можно, конечно, и не бить в колокола. И согласиться с экспертами, которые считают, что

«само по себе повышение на 0,25 п. п. к серьезным последствиям не приведёт».

Но ведь те же эксперты признают, что

«средняя ставка по банковским кредитам была значительно больше тех уровней, которые должны быть при текущей ключевой ставке».

И это в те самые два с половиной года, когда Банк России

«почти победил инфляцию».

Но тут, как назло, случился Covid-19, за которым уже последовал -20, и вот-вот подтянется -21. А ведь ставка в 4 %, не самая, вообще-то, комфортная, хотя бы

«включала риски невозврата».

Да, мы почти не сомневаемся, что, увы, не будет такого, когда

«проценты по кредитам для бизнеса если и возрастут, то практически незаметно».

А вот с тем, что

«повышение ключевой ставки является сигналом к началу активного ужесточения денежно-кредитной политики»,

не можем не согласиться.

В антипандемическом угаре в России, как обычно, не последовали примеру Запада. А пошли своим путём, практически не делая крупных денежных вливаний ни в банки, ни в промышленность, ни в рядовых граждан. Однако добиться существенного сокращения денежного предложения, тем самым, так и не удалось.

Об этом можно судить и по тенденциям первых месяцев 2021 года. Дело в том, что при этом глобальный спрос схлопнулся так сильно, что сформировался тот самый денежный навес, которого всегда так опасаются наши финансовые власти – Центробанк и Минфин.

Россия. Центробанк. Ставка без опасности?

Кредит так и не виден


Но самое-то обидное, что сформировался он, как бы сам по себе. То есть за счёт того, что платить людям приходилось, невзирая на кризис, в том числе и по кризисным программам. Исправно платить приходилось даже тем, кто в иной ситуации давно бы обанкротился.

Однако, как известно, буквально до последних дней банкротство было запрещено законом. И очень трудно понять, почему мало кто, вообще, обратил внимание, насколько синхронно случилось первое повышение ключевой ставки ЦБ и снятие табу с института банкротства.

Ну а тратить в тревожной обстановке «переходящих» карантинов и локдаунов граждане упорно не желали. Копить же большинству из них было просто нечего. Последнее неплохо срабатывало против валютных курсов, поскольку валюту никто не покупал, но не помогало в том, чтобы сбалансировать товарную массу и её денежное обеспечение.

Реальному сектору экономики сейчас, пожалуй, ничем не лучше, чем самим работникам, занятым в нём. Его фактически вынуждают кредитоваться по завышенным ставкам, снижение или субсидирование которых опять откладывается. Исполнители президентских распоряжений явно будут и дальше ждать лучших времён.

Повышение ставки на мизерные, вообще-то, 0,25 процента почти наверняка отзовётся ростом реальных кредитных ставок на целые проценты. Увы, но решение ЦБ лишь в очередной раз напомнило всем, что его ключевая ставка имеет слишком далёкое отношение к реальной жизни.

Хоть какое-то оно есть только в работе с банками – причём, исключительно с теми, кого в ЦБ занесли в полусекретные списки «уполномоченных», «избранных», а точнее всего – «лояльных».

И ведь что характерно – списки такие (не «чёрные», а «белые», заметьте) существуют не только в умах руководителей нашего абсолютно независимого и многоуважаемого Центрального банка.
Автор:
Алексей Подымов, Анатолий Иванов, д.э.н., профессор
Использованы фотографии:
tradernet.com, кредит-онлайн.com, journal.tkbip.ru

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх