Страна и люди

8 926 подписчиков

Свежие комментарии

  • Anna Gaidukova
    Это точно, зловонно-гниющий запад никогда не уймется в желании сделать нас под себя, не простит нам победу над фашизм...Александр Роджерс...
  • Елена Викторовна
    Сыр и колбаса, шпроты в магазинах были крайне редко. Только в заказах на работе, и то только к праздникам. Зачем прив...Новогодний стол в...
  • Валерий
    Кто эту хрень написал? При нарушении Госграницы действия должны быть одни-уничтожение нарушителя!!!!! Какие "предупр...В НАТО начался пс...

Они делают президентов: "Дом-2" добрался до политики России

Они делают президентов: "Дом-2" добрался до политики России

Они делают президентов: Дом-2 добрался до политики России

Фото: Frank Rumpenhorst/dpa/Global Look Press

Политика в развитых странах, в том числе и в России, всё больше похожа на шоу и всё меньше – на собственно публичную политику. Стандарты её всё время снижаются, голоса избирателей собирают фрики и звёзды "Дома-2", и что с этим делать, никто, по правде говоря, не знает.

В списке только девушки

Вот так новость – у "Форбс" теперь есть рейтинг блогеров. Точнее, самых высокооплачиваемых российских блогеров. На первом месте, как нетрудно догадаться, Ксения Собчак. Ну и дальше там всякие звёзды в случайном порядке: Ольга Бузова, Ксения Бородина, Виктория Боня… Все эти дамы зарабатывают в инстаграме какие-то непредставимо огромные деньги. Все они в своё время были звёздами проекта "Дом-2". Все эти дамы известны в России каждому человеку, который включает телевизор и читает новости в Сети. И все эти дамы, каждая из них, высказываются не только о косметике и моде, но и о политике. Одна из них так и вовсе бывший кандидат в президенты России (а любая из оставшихся может стать кандидатом в президенты в будущем, почему бы нет?).

Не так давно одна из вышеназванных, г-жа Боня, стала то ли героиней, то ли жертвой скандала. Пранкеры разыграли её – они, представившись известным бизнесменом-эмигрантом Евгением Чичваркиным, предложили высказаться против внесения поправок в российскую Конституцию.

Г-жа Боня тут же согласилась и назвала цену – 5 тысяч долларов за фото, 7,5 тысячи – за видео. Г-жа Боня совершенно не удивилась предложению, ведь действительно она популярный блогер, её мнение важно для сотен тысяч людей, так что совершенно естественно, что ей предлагают участвовать в политической кампании. Это её работа, её заработок. Можно агитировать за, можно против…

Они делают президентов: "Дом-2" добрался до политики РоссииГ-жа Боня стала героиней скандала. Пранкеры разыграли её – они, представившись Евгением Чичваркиным, предложили высказаться против внесения поправок в российскую Конституцию. Фото: Panoramic/Global Look Press via ZUMA Press

А теперь, внимание, вопрос. Почему и с какой стати это вообще стало возможным? Почему "звезда" не удивляется предложению участвовать в агитационной кампании? Почему мы все возмущаемся её неразборчивости (надо же, ей всё равно, за Конституцию, против Конституции...), но не удивляемся, что кому-то вообще приходит в голову ей такое предлагать. Где звезда реалити-шоу, авторитет в вопросах красоты и соблазна, – и где Конституция?

Оказывается, они в одном пространстве. Никакого другого пространства для публичной политики больше нет.

Серьёзные аналитики и политологи года три уже обсуждают вопрос о том, можно ли уже считать, что блогосфера и социальные сети стали более значительным фактором в избирательных кампаниях разного уровня, чем традиционные медиа, или до этого момента ещё осталась пара лет. Пока опросы общественного мнения склоняют нас к тому, что можно констатировать – уже таки да, это случилось, поздно пить боржоми… Мнение бьюти-блогеров и "инстамам" для избирателей может значить больше, чем мнение любых экспертов и самих политических лидеров.

Джонни-как-все и его избранники

Сказать, что мы оказались перед лицом очень серьёзной проблемы, – значит ничего не сказать. Публичная политика с самого своего начала виделась обществу как соревнование самых лучших, самых нравственных его представителей, образцов для подражания. Конечно, на самом деле в политике бывали разные люди, в том числе совершенные негодяи, но принято было считать, что негодяям лишь изредка удаётся обманывать систему. Кроме того, принято было считать, что все политики, в том числе и негодяи, – умные и компетентные люди.

При этом демократия была устроена таким образом, что обвинение в аморальности было способно лишить человека политического будущего. Сделать изгоем. И аморальность понималась прежде всего как стремление скрыть что-то важное от избирателя. Аморально было лгать. Ещё совсем недавно.

Вспомним: на чём погорел американский президент Клинтон? Нет, не на том, что он завёл себе молодую любовницу. Его настоящее преступление было в том, что он солгал об этом Конгрессу (то есть избранникам американского народа) и своим избирателям. Преступлением был не адюльтер, сам по себе ненаказуемый, а именно враньё.

Но как раз случай с Клинтоном был пограничным. Именно тут и становилось понятно, что интересует избирателя в политике. Бог с ним, что он думает об экономике, о том, как развивать здравоохранение или полицию... Платье покажи! Есть там характерное пятно или нет? Подробности расскажи! На столе они в президентском кабинете или нет?

Очень медленно, постепенно принципы, по которым строится шоу, становились важнее принципов, по которым строится "настоящая" публичная политика. Избиратели не сразу, но всё больше с каждым циклом голосовали не за тех, кто лучше других был способен представить их взгляды на какие-то проблемы, и не за тех, кто казался лучшим гражданином, но за тех, кто был интереснее на арене. За лучшего клоуна.

Они делают президентов: "Дом-2" добрался до политики РоссииНекоторые политики генерируют скандалы необыкновенно талантливо. Как Владимир Жириновский. Фото: Yevgeny Philippov/Global Look Press

Что мы знаем о нынешнем президенте Франции? Точнее, что мы все, потребители информационной жвачки, в первую очередь о нём вспоминаем? Может быть, его позицию по вопросам французской пенсионной реформы? Или по вопросам роли Франции в НАТО? Или, может быть, его мнение, высказанное на заседании "нормандской четвёрки" по украинской революции? Да нет же, в первую очередь мы вспоминаем, что он женился на своей школьной учительнице, которая на двадцать лет его старше. Что мы помним об Ангеле Меркель, германском канцлере? Ладно, мы тут, в России, но и они там, в Германии, тоже помнят, что однажды сорок лет назад она сфотографировалась голой (и это фото всплыло сколько-то лет назад очень вовремя, с точки зрения поддержания имиджа канцлера). Что мы помним о… Да назовите любого политического деятеля свободного мира и, увы, уже почти любого из наших публичных политиков – мы помним не столько то, что он говорил и чем руководил, сколько связанные с ним скандалы.

Они делают президентов: "Дом-2" добрался до политики РоссииТрамп, актёр эпизода из фильма "Один дома", спонсор и судья комедийно-пародийных боёв без правил,– это тот, кто серийно женился на красавицах-блондинках… Фото: Doug Mills/Global Look Press/Keystone Press Agency

Некоторые политики генерируют скандалы необыкновенно талантливо. Они великие актёры. Как Владимир Жириновский. Кто он? Он тот, кто кидался стаканом с апельсиновым соком, тот, кто бил на улице журналистку, тот, кто кричал и брызгал слюной по любому поводу так зажигательно, что повод оказывался неважен. Ладно, Жириновский – парламентский оратор, и до недавнего времени он в нашем парламенте был одним из немногих таких мастеров. Но вот президент США, крупнейшей державы мира, сам Дональд Трамп... Кто это, Трамп? Это актёр эпизода из фильма "Один дома", это спонсор и судья комедийно-пародийных боёв без правил (рестлинг – отличная метафора политической борьбы при демократии, такое действо, где дерутся страшно, но понарошку), это тот, кто серийно женился на красавицах-блондинках… Чёрт, его, кажется, за всё это и выбрали президентом! И если снова не выберут этой осенью, то потому, что он в Белом доме действительно попытался работать президентом и решать проблемы своей страны, забывая кривляться.

То есть попытался быть тем, чем демократический политик на самом деле, увы, быть теперь не должен. Попытался делать чужую работу.

Этому есть глубокое и неприятное объяснение. На самом деле вопросы, которые обсуждаются в рамках работы правительств отдельных стран и в рамках работы межгосударственных органов власти, слишком сложны для обычного человека, того самого Джонни-как-все из классического американского романа. Спрашивать по этим вопросам мнения Джонни-как-все означает попросту терять время – он не понимает вопроса. Демократия даёт Джонни возможность участвовать в управлении страной, выбирая для этого своего представителя. Большинством голосов. Но штука в том, что понять, какой представитель будет представлять его интересы лучше, Джонни не может. И не хочет разбираться. Сложно это. Долго. Мучительно. И Джонни выбирает своим представителем того, кто симпатичнее кривляется на политической сцене.

А серьёзные решения любят тишину

Да, но пока избранник Джонни кривляется, кто-то же всё равно должен обсуждать серьёзные вопросы и решать серьёзные проблемы? Этот кто-то называется на языке современной американской политики deep state, то есть "глубинное государство". На языке европейской, в том числе и российской политологии, у этого явления есть другое определение – "анонимная несменяемая бюрократия".

Что это такое, обычно объясняют на примере Англии, потому что там это очень наглядно: вот проходят выборы, одно правительство сменяет другое, вчера министрами были лейбористы, теперь будут консерваторы. Все министры новые. Но все руководители департаментов в каждом министерстве – старые. Их никто и не думает увольнять. Система их назначений непрозрачна, избиратель их никогда не видит и никогда не задумывается об их существовании. Но всю реальную работу каждого министерства делают именно они. Министр… Ну, министр, конечно, делает важные политические заявления...

https://vk.com/video-75679763_456254895

Ещё нагляднее это теперь на уровне Евросоюза. Лидеров отдельных европейских стран выбирают, тут все о'к. Они назначают своих министров – тут тоже все о'к, понятно, откуда кто взялся на своих постах. Но вот спросите европейцев, кто, когда и как выбирал еврокомиссаров? Людей, которые командуют отдельными правителями отдельных стран и консультируют их по куче важнейших вопросов? Вот намедни еврокомиссар по международным делам высказывался о позиции Евросоюза по отношению к Белоруссии: сказал, что результаты выборов Европа не признаёт, но в то же время понимает, что Лукашенко контролирует правительство, и считается с этим. "Слил", понимаешь, белорусский протест. Этого человека зовут Жозеп Боррель. Спросите любого гражданина любой страны ЕС, кто назначил господина Борреля? Или, может быть, выбрал? Перед кем он отчитывается? Я не думаю, что хотя бы один из ста европейцев даст внятный ответ на этот вопрос. Хуже того, этот вопрос не приходит европейцу в голову.

И усомниться в демократии ему тоже не приходит в голову! Потому что вот же они, свободные выборы, вот же они, яркие кандидаты, и вот же они, топовые блогеры, которые рекламируют этих ярких кандидатов, один другого завлекательнее…

Россию на Западе очень часто обвиняют в том, что у нас тут "витринная" или "имитационная" демократия: демократические институты и процедуры есть, но они не работают, лишь маскируют авторитаризм. Однако мы тут, в России, по крайней мере знаем, почему и отчего президент стал президентом, губернатор – губернатором и можем точно сказать, чем заняты эти начальники. Здесь пока ещё нет, надеемся, что и не будет, deep state, теневого анонимного управления страной. Но опасность его появления здесь, с нами. Уровень этой опасности можно измерить: вот посмотрите, сколько голосов избирателей могут собрать за или против того или иного решения или политика звёзды "Дома-2". И как на самом-то деле дёшево это стоит.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх