Страна и люди

8 941 подписчик

Свежие комментарии

  • Наталья Пудякова
    Сколько раз в тебе пытались, душу русскую убить ?"Никто не ожидал,...
  • Наталья Пудякова
    Сколько раз тебя пытали - Быть России , иль не быть !"Никто не ожидал,...
  • Елизавета Белая
    Вот правильное предложение. Давно пора этого "финансиса" на пенсию или в состав самозанятых, ну а его накопления в ПРФРазвалить не толь...

Две упаковки туалетной бумаги для подполковника русской армии

Две упаковки туалетной бумаги для подполковника русской армии

Как все мы знаем,
«Быть можно дельным человеком, и думать о красе ногтей»
Мой сегодняшний рассказ как раз об этом.

Читаю письма одного подполковника русской армии, которые он писал своим родственникам из Маньчжурии в 1904 – 1905 году. Подполковник был кавалеристом, причем талантливым – и лошадями серьезно занимался, и сам в конных состязаниях участвовал, первые призы брал.

На войну с Японией он уехал добровольцем. И тому бы ряд важных причин, среди которых было не только одно желание прославиться и послужить Отечеству. Там все было сложно, но это – отдельная история.

И вот подполковник отправляет на Дальний Восток несколько своих породистых лошадей, собирает вещи, приезжает…

Потом в одном из своих писем сестре он написал:
«…11 июня 1905 г., Дорогая Софи…
если война продолжится, тебе придется попросить папу заказать в компании «Нордиска» две пары гольф (гетры, которые стоят 5 крон за пару) и отправить вместе с 2—3 упаковками отличной туалетной бумаги «Тервакоски», парой маленьких бутылочек чернил для стального пера, парой грубых щеточек для ногтей и парой упаковок мыла…»


Туалетной бумаги подполковнику на войне не хватало. Вот что было очень надо отправить по Транссибу…

При этом не стоит думать, что подполковник был какой-то там тыловой крысой.
Вовсе даже нет.
Как-то на одном из привалов он сидел и разговаривал с одним молодым казаком по имени Семен Буденный. Их связывала вместе любовь к лошадям, служба в Кавалерийской школе и мастерство наездников, потому что они оба были, что называется кавалеристами от бога. Понимаете, этим двум совершенно разным людям, из совершенно разных на тот момент миров, было о чем поговорить.

Он совсем не был трусом. Точнее наоборот, был, как и положено, храбрым офицером русской армии.

Вот из другого письма:
«…Однажды вместе с двумя егерскими взводами и 3/4 эскадрона я отправился в разведку, в которой из-за японского пулемета мы оказались в жаркой переделке. В мгновение ока я потерял 15 человек и 20 лошадей. Молодой граф Канкрин, который служил у меня адъютантом, получил пулю в сердце как раз в тот момент, когда переводил мой приказ. Мою лучшую лошадь убило подо мной…»

И буквально рядом, в одном из следующих писем просто поразительный постскриптум:
«…Прошу тебя также написать в стокгольмскую фирму «Лейя», чтобы они отправили тебе пару кожаных туфель за мой счет. Номера я не помню, но у них он должен быть. Когда получишь их, отправь их, пожалуйста, по почте на мой адрес…»

Прикиньте, уровень сервиса в каком-то там 1904 году. Заказчик сам не помнит, какой у него размер обуви. Но совершенно уверен в том, что в шведской фирме все прекрасно знают и пришлют те туфли, какие надо…

На русско-японской войне этот подполковник стал полковником. Ему поручали сложные разведывательные операции. Летом 1905 года вообще поставили командовать отрядом хунхузов – китайских бандитов, нанятых русскими и отправили в рейд на несколько сотен километров в обход японского фронта на разведку и картографирование местности. И он без проблем с несколькими офицерами управлялся с китайскими бандюганами, отобрав из них тех, кто был пригоден для настоящего дела.

В общем, боевой был офицер, храбрый, но при этом расчетливый.
И не забывавший ни про щеточки для ногтей, ни, про прости господи, туалетную бумагу.

Потом будет поход по Китаю, географические открытия, дальнейшая служба в русской кавалерии, дружба с генералом Брусиловым. Он и его кавалеристы и солдаты славно дрались с австрийцами в Первой Мировой войне. Ему подчинялась знаменитая «Дикая дивизия», другие знаменитые русские полки вроде Ахтырского. Много чего было.

В декабре 1917 года, он как настоящий финн, (швед, если уж честно), оказался в Финляндии.

Две упаковки туалетной бумаги для подполковника русской армии

Ну а дальше было то, что было.
Звали этого боевого подполковника, не забывавшего о туалетной бумаге Карл Густав Эмиль Маннергейм. Да. Тот самый.
Человек, верно служивший России, сохранивший осколок Российской империи, который теперь стал одной из самых развитых стран мира.
И он же - человек, державший блокаду Ленинграда, сгубив тем самым столько людей.
Вот как это всё умещалось в одном человеке. Не понимаю.



Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх