Страна и люди

8 936 подписчиков

Свежие комментарии

  • oleg zhidkov
    Семейный подряд: Старший Андрон фильмы снимает, Никита награды получает.Путин присвоил Ми...
  • oleg zhidkov
    Ротенберг то чем не угодил?Путин присвоил Ми...
  • Горбатюк Валерий
    Тут дело (ИМХО) не в гендерных непонятках, а в том, что зарплаты одного члена семьи на более-менее приличное содержан...Россия не возроди...

Карабах и мусульмане России: муфтии — за мир, религиозный актив — за Баку

Карабах и мусульмане России: муфтии — за мир, религиозный актив — за Баку

Карабах и мусульмане России: муфтии — за мир, религиозный актив — за Баку

Иллюстрация: tass.ru

Военные действия в Нагорном Карабахе, начатые Азербайджаном, в очередной раз напомнили нам о конфликте, доставшемся в наследство от распада СССР. Внимание россиян, уже подуставших от митингов в Хабаровске, волнений в Белоруссии и истории с Навальным, резко переключилось на Южный Кавказ. При этом позиции разных групп российского общества разделились: кто-то сочувствует армянам, другие — Азербайджану и Турции, но большинство, похоже, заняло позицию нейтралитета, считая, что война в Нагорном Карабахе не должна касаться России.

Естественно, такая разновекторность больше видна в интернете и электронных СМИ, социальных сетях и мессенджерах. Если просмотр разного рода политических телешоу может вызвать лишь скуку от бесконечно перебивающих друг друга участников, то в интернете есть определенный срез настроений разных слоев общества, включая и мусульман.

Можно констатировать, что официальные лица — светские главы национальных «мусульманских» республик и исламские духовные лидеры заняли самую взвешенную позицию, призывая воющие стороны сесть за стол переговоров.

Так, глава Чечни Рамзан Кадыров выступил с обращением, в котором призвал армян и азербайджанцев (он назвал их «братскими народами») остановить «бессмысленное кровопролитие», поскольку Нагорный Карабах стал «кровоточащей раной, которой определенные силы не дают возможность зажить, и от этой боли страдает весь Кавказ, все братские народы региона».

Муфтий Духовного собрания мусульман России Альбир Крганов солидарен с чеченским лидером. По его словам, он с озабоченностью наблюдает за событиями в Нагорном Карабахе и призывает стороны конфликта «прекратить военные действия, вернуться к выполнению предыдущих договоренностей и сесть за стол переговоров». Такой же позиции придерживается муфтий Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев, заявивший, что надо «вести переговоры и находить пути решения», «обе стороны конфликта должны понять, что военные действия не приводят ни к чему хорошему».

Данный примирительный и благоразумный тон резко контрастирует с позицией, которую занимает религиозный актив российской исламской уммы.

Здесь царит абсолютная солидарность с Азербайджаном, звучащая в ультимативной форме. Неформальные спикеры исламского актива России не скрывают своей безоговорочной поддержки официального Баку, ликуя от каждой явной или мнимой победы азербайджанской армии. Например, казанский юрист Руслан Нагиев, любящий себя позиционировать в качестве «мусульманского адвоката», уже разместил на своей аватарке изображение азербайджанского флага с подписью «Мы с тобой, азербайджанский солдат!».

Несмотря на то, что российская умма в большей степени представлена суннитами, а Азербайджан позиционирует себя как государство с шиитским большинством, различия в религиозно-правовых школах нивелируются общим желанием «проучить армян» и «вернуть оккупированные территории мусульманам». Такая солидарность вызвана многолетней и непрерывной работой с российской уммой как Азербайджана, так и стоящей за ним Турции (Анкара эту работу ведет с момента распада СССР). А вот Ереваном такая работа совершенно не велась. Это особенно контрастирует, например, с Израилем, который в этом году сблизился даже с арабскими странами, которые еще недавно рассматривали его только как оккупанта Палестины. Сейчас же мы видим, что даже богословы салафитского толка выступают за мир с Израилем, которому удалось практически снять вопрос «оккупированных территорий» с ближневосточной повестки.

Увы, но официальный Ереван не столь усердно «работал» относительно Нагорного Карабаха, видимо рассчитывая, что в случае угрозы ему удастся получить поддержку Запада (пока солидарность проявила одна Франция) и России. Однако действия администрации Никола Пашаняна испортили отношения с Москвой. Постоянные метания Еревана между коллективным Западом и Россией привели к ослаблению симпатий в российском обществе, которое сегодня слабо реагирует на призывы «защитить общие христианские ценности».

В ряде СМИ и особенно в телеграм-каналах вполне резонно заявили о том, что новый виток армяно-азербайджанского конфликта приведет к началу «гибридной войны», в которую будет вовлечены третьи страны, в том числе и Россия. Ни для кого не секрет, что в России, по данным переписи 2010 года, проживает миллион азербайджанцев, их численность за последнее десятилетие только увеличивалась (это, кстати, свидетельствует о том, что жизнь в богатом нефтью Азербайджане — не сахар, раз наиболее активное население предпочитает покидать родину и переезжать в другие страны, включая и Россию).

Касаясь идеологических различий в исламе, надо понимать, что хотя большая часть азербайджанцев придерживается шиизма, в их среде имеются и сунниты, в том числе и салафитского толка (особенно те, что выехали в Россию с севера Азербайджана). Несмотря на то, что салафитами шииты воспринимаются как вероотступники, для обеих групп характерно общее неприятие армян. Джихадистские же настроения больше выявляются именно в салафитской среде.

Помимо этого, Турция старалось три последних десятилетия готовить свою «мягкую силу» в России, используя идеологию и пантюркизма, и исламизма. Несмотря на то, что сейчас официальная Анкара резко осуждает движение «Хизмет» Фетхуллаха Гюлена, обвиняя в попытке военного переворота в 2016 года, до этого на постсоветском пространстве инфраструктура Гюлена в виде турецких лицеев, разного рода платформ «Диалог Евразия» и прочих рассуждений о евразийстве использовалась для продвижения турецких геополитических интересов. При этом если для российской правоохранительной системы нет различий между гюленистами и нурсистами (последователями турецкого радикального проповедника Саида Нурси), то в нынешней Турции наблюдается просто бум популярности Нурси. Его книги свободно и активно переиздаются, наследие популяризируется, а его ученики всячески почитаются. Достаточно характерно в этой связи то, с какими почестями сообщалось о недавней смерти одного из учеников Саида Нурси Мехмета Фырынджи (1929−2020).

Российские исламистские интернет-ресурсы признают, что Азербайджан к сегодняшней карабахской войне тщательно подготовился. По сводкам с театра военных действий тоже понятно, что армию Азербайджана с помощью Турции и Израиля готовили именно к наступательной войне. Основной идеологический посыл, из которого сейчас исходят российские исламисты, отражает традиционную для официального Баку позицию — территория Нагорного Карабаха оккупирована, она «наша», и ее надо вернуть Азербайджану. В расчет совершенно не принимается тот факт, что за 30 лет Нагорно-Карабахская Республика состоялась как государство, пусть и не имея международного признания. Однако в мире масса государств в таком же статусе существуют десятилетиями, что не мешает им считаться геополитической реальностью.

Российские исламисты, хоть и имеют массу претензий к политическому режиму Ильхама Алиева, не скрывающему противодействие исламским радикалам и близость с Израилем, они в этом конфликте однозначно поддерживают именно его. Факты присутствия в рядах азербайджанской армии арабских наемников, часть из которых прибыла с территории Сирии, только усиливают эту симпатию. Здесь явно ощущается общеисламская солидарность: не секрет, что в бесконечно тянущейся войне в Сирии российские ваххабиты воевали против правительства Башара Асада. По оценкам президента России Владимира Путина, данным в 2017 году, общее число россиян в рядах боевиков в Сирии составляло 4,5 тыс. человек, при том, что эксперты считали эту цифру заниженной, предполагая, что общее число достигало 6 тыс. боевиков с российскими паспортами.

Пока нет достоверных фактов о том, что кто-то из российских исламистов прибыл в качестве добровольца воевать на стороне Азербайджана, тем более, что официальный Баку не позиционирует свои действия как «джихад», предпочитая подавать их как освободительную войну, однако ряд специалистов вполне резонно заметили, что участие арабских боевиков в нынешней войне в Нагорном Карабахе напоминает картину начала 1990-х годов, когда Азербайджан использовал арабских и афганских моджахедов на Южном Кавказе. Часть их после окончания военных действий в 1994 году перебралась на территорию мятежной Чечни, где именно они привели к ваххабизации республики и превращению ее в Ичкерию. Параллели напрашиваются сами собой, но утверждать однозначно, что сирийские боевики после Нагорного Карабаха присоединятся к сильно поредевшему ваххабитскому подполью на Северном Кавказе, пока нельзя.

Отметим, что в Татарстане, где сильны позиции Турции не только в экономическом, но и религиозном плане (муфтий Татарстана Камиль Самигуллин принадлежит к турецкому суфийскому братству «Исмаил ага», поддерживающему правительство Реджепа Эрдогана), достаточно мирно наблюдают за событиями в Нагорном Карабахе, не высказывая никак своей позиции. Объяснение этому находят в сильных позициях армянских деловых кругов, имеющих общие бизнес-интересы с первыми лицами Татарстана: последнее громкое расследование команды оппозиционера Алексея Навального показало, что семья президента республики Рустама Минниханова состоит в связях с армянским олигархом Рубеном Варданяном, что, кстати, последним не отрицается. Когда летом этого года была короткая вспышка боевых действий в Нагорном Карабахе, в Казани «горячие головы» из армянской и азербайджанской диаспор попытались перенести выяснение отношений на улицы, что, правда, быстро было пресечено. Сейчас же обе диаспоры в Татарстане сохраняют между собой прохладные отношения, что само по себе уже хорошо.

Примечательно, что даже татарские националисты из Союза татарской молодежи «Азатлык», которые ранее регулярно выходили на пикеты в знак солидарности с Азербайджаном по случаю событий в Ходжалы и других моментов из истории нагорно-карабахского конфликта, предпочитают сейчас не высовываться, вероятно, потому, что могут попасть под прессинг со стороны силовиков Татарстана. Лишь татарский политолог Руслан Айсин, подражающий своему кумиру — ныне покойному азербайджанскому «философу» Гейдару Джемалю(1947−2016), проводит часовые стримы на YouTube, рассуждая о «коварстве» армянского лобби, ставшего более влиятельным, чем еврейское в России и Татарстане.

Таким образом, часть мусульманской уммы России, которую принято именовать религиозным активом, четко стоит на позициях солидарности с Азербайджаном и хочет продолжения войны до победного конца над Арменией. То, что «верхи» за мир и нейтралитет, а «низы» за войну на стороне Баку, говорит о том, что Азербайджан вместе с Турцией успешно отрабатывают свою политику «мягкой силы» среди российских мусульман.

Раис Сулейманов

 

Источник

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх