Страна и люди

9 027 подписчиков

Свежие комментарии

ЧТО МИГРАНТУ ХОРОШО, ТО РУССКОМУ НЕДОСТУПНО. ПОЧЕМУ НА СТРОЙКАХ УСТРОИЛИ "РАШАГЕЙТ"

ЧТО МИГРАНТУ ХОРОШО, ТО РУССКОМУ НЕДОСТУПНО. ПОЧЕМУ НА СТРОЙКАХ УСТРОИЛИ "РАШАГЕЙТ"

Что мигранту хорошо, то русскому недоступно. Почему на стройках устроили рашагейтФОТО: KONSTANTIN KOKOSHKIN/GLOBALLOOKPRESS

Почему на наших стройках работают мигранты, а российские строители просят руководство страны обеспечить их зарубежной рабочей силой? Существует ли дискриминация русских на стройках, а если нет, почему они туда не идут? Какие зарплаты на наших стройках у таджиков и у квалифицированных специалистов? Можно ли там заработать на жизнь и что делать россиянам, у которых в регионах "зарплаты по восемь тысяч"? Я потратил не один день, чтобы поговорить с теми, кто работает в отрасли и всё о ней знает. Многих рассказанное буквально ошеломит.

Кому хочется, а кому колется

Я живу и работаю в Москве. Моя мама – неходячий 74-летний инвалид I группы. У неё постоянная сиделка с проживанием в нашей квартире. Сиделка из Киргизии. Плачу ей 30 тысяч рублей в месяц, она живёт в отдельной комнате хорошей современной квартиры. Продукты для неё я оплачиваю полностью. Сиделка имеет ещё и подработку в соседней поликлинике, где получает 25 тысяч рублей. Суммарный доход сиделки – 55 тысяч.

Поскольку наша 45-летняя сиделка оказалась женщиной честной, доброй и порядочной, а бывает такое нечасто, чтобы её удержать, я, после раздумий, разрешил приехать в квартиру её мужу, киргизу.

Благодаря этому у нас уже больше года несменяемая сиделка, к которой мама очень привыкла и не хочет без неё.

Муж сиделки, Коля (Колыбек), работает в Москве на стройке. Мифы про маленькие зарплаты на стройках он опровергает. Его тариф – 2,5 тысячи рублей в день. В месяц он приносит 60–80 тысяч, не только со стройки, но ещё и с различных подработок; берётся за всё. То есть суммарный доход сиделки и её мужа в месяц – от 100 до 130 тысяч рублей. На всём готовом.

Да, конечно, работать сиделкой с неходячим пожилым человеком – это совсем не удовольствие. И работать на стройке тоже. Но, с другой стороны, 130 тысяч, заработанные каждый месяц этими хорошими людьми (кстати, необразованными), отправляются в другую страну. Там у них частный дом, ипотека, кредит на обучение младших детей.

Мои деньги не идут на развитие моей страны. Их не зарабатывают простые работяги из Осташкова или Малоярославца. 

https://vk.com/video-75679763_456260294

Конечно, вы сейчас спросите, почему я не нашёл для своей мамы русскую сиделку или русскую семейную пару. Я искал, да ещё сколько! Очень хотел найти! Но за такие деньги ни наши, ни украинки даже думать не хотят об этой работе, а я, к сожалению, больше предложить не могу: у меня самого семья и двое детей. Я обошёл все соседние подъезды, всех маминых подружек, просил узнать у соседей, может, кто-то из бодрых пенсионеров или безработных согласился бы подработать. С проживанием и питанием. На маленькую пенсию и цены на продукты многие из них жалуются на скамеечках у подъездов, но подзаработать – не хотят. 

Жалованье или зарплата

История с сиделкой и её мужем-строителем стала для меня своеобразным заходом на одну из самых болезненных тем нашего времени – почему государство позволяет зарабатывать в России мигрантам, а своим преференций не даёт. Нет ли ущемления прав русских и представителей других народов России? Какие деньги вращаются в стройиндустрии, если мой знакомый полуграмотный Колыбек зарабатывает в 3–4 раза больше, чем россиянин в провинции с жалованием в пресловутые 8–15 тысяч рублей? Я побеседовал со многими знающими людьми, которые работают в данной сфере. В сжатом виде их ответы выглядят так: 

В Москве меньше 60 тысяч таджики не получают. Крутые спецы зарабатывают от 100 до 300 тысяч рублей. 

Зарплата неквалифицированного рабочего, вне зависимости от национальности, составляет от 2 до 2,5 тысяч рублей в день. Те самые 60–80 тысяч в месяц, если рабочий работает с одним выходным или без выходных. Доход варьируется в зависимости от того, оплачивает ли работодатель рабочему общежитие, транспорт, еду.

Конечно, поскольку речь идёт о неофициальном трудоустройстве, зарплату могут задерживать. Могут, такое бывает, и вовсе кинуть, не заплатить рабочему. Защитить свои права он не сможет никак. 

Спец – он и в России спец

Базовая ставка прораба, который контролирует бригаду рабочих и отвечает за проделанную работу, составляет 70–120 тысяч в зависимости от квалификации. Прораб также может рассчитывать на квартальные премии и за сданный раньше срока объём. А может и не рассчитывать. Всё зависит от уровня строительной компании. 

Если упрощать, то средняя базовая зарплата квалифицированного специалиста составляет примерно 90 тысяч, – говорит мне знакомый, директор проекта, специализирующийся на ремонте поликлиник и детских садов. – Но при этом хороший маляр может заработать 150 в месяц легко. А хороший бригадир и больше 150, если будет выполнять дополнительные работы, которые всегда образуются в ходе ремонта и строительства.

Другой работник отрасли, бухгалтер одной из крупных компаний (строительство высотных домов), приводит такие данные: спец по установке дверей, как правило, считается ценным сотрудником. За таким стоят в очередь, и он может поставить в день 10 дверей, заработав за каждую 3–4 тысячи рублей. 30–40 тысяч в день! 

https://vk.com/video-75679763_456259846

Такие рабочие, как правило, не в штате у компании – работают сами на себя, по вызову, как самозанятые. 

Теперь крановщики. Базовая ставка – 40–50 тысяч в месяц. Но обычно субподрядчики с каждого объекта платят дополнительно по 20 тысяч. Объектов в месяц несколько. Поэтому 100 тысяч в месяц – нормальный доход крановщика. Среди них немало женщин, в основном это русские, белоруски или молдаванки. 

Похожие зарплаты у сварщиков, но если сварщик работает со сложными заказами, то цифра увеличивается в 1,5–2 раза. 

Есть узкие специалисты, например, резчики по бетону, со сложной задачей. Это тоже "вольные каменщики", штучные, которые могут заработать 200–300 тысяч в месяц. А установщики кондиционеров! Установил 100 кондеев в неделю, заработал на каждом от 5 до 15 тысяч, это если простые. Сплит-системы для офисов стоят ещё дороже,

– рассказывает мне собеседник, просивший не называть его имя. 

Ценятся и хорошо оплачиваются такие работы, как установка перил, сложных лестниц, других металлоконструкций. Таджикам и киргизам такую работу не доверяют. 

Наконец, начальники участка и инженеры с опытом оцениваются в 100–120 тысяч базового тарифа плюс премии. На круг может выйти и 200, и 250 тысяч целковых в месяц. "Стройка – это то место, где грязно, но где работа и деньги есть всегда!" – подчёркивает бухгалтер. 

Никаких нелегалов, все расчёты по документам и бухгалтерии

Мои собеседники смеются, когда я говорю им про популярное мнение, будто бы на стройках трудятся нелегалы, отчего туда не могут попасть русские строители. "Какие нелегалы, всё по документам, в белую, ты что?" В наше время, говорят, рабочие обязаны иметь с собой договор с работодателем, паспорт – если это россияне. Тот же набор плюс патент или разрешение на работу, трудовой договор, СНИЛС и ИНН для иностранцев. Зарплаты во многих компаниях выплачиваются на карту, а работники состоят в штате. Наши источники рассказывают, что произойдёт, если на стройке выловят работяг без документов.

Приезжает ФМС с автобусом ОМОНа, оцепляют площадку и проверяют всех. Если у кого-то нет документов или договоров, то на компанию накладывают штраф до 400 тысяч за одного, а нелегала везут в Сахарово и выкидывают из страны со штампом. Найдут 15–20 нелегалов, и компанию можно закрывать. Но и это ещё не всё. Вас возьмёт в оборот налоговая, и будете платить до конца жизни,

– говорит наш первый собеседник. Отмечают, сейчас даже взятку инспектору дать невозможно, чтобы решить вопрос – за ними самими контроль свыше. 

Идут ли русские на стройки?

Мои друзья в один голос утверждают – русские работать идут наравне с мигрантами. Никого не отсеивают по национальному признаку. Главный критерий – готов ли пахать, часто без традиционных выходных, праздников и перерывов. Подчёркивают, что в России сегодня – дефицит и рабочих без опыта, и специалистов. 

Стройка требует постоянного наличия стабильной массы работников, ведь те, кто платит за квартиры, офисы или гособъекты, хотят, чтобы работа была сделана быстро. В отрасли большая текучка – работа тяжёлая, здоровья не прибавляет, бывает и кидалово. Поэтому на низшем "этаже" всегда много вакансий. 

https://vk.com/video-75679763_456255747

Я хожу по объекту, это поликлиника. Мне показывают – на четвёртом этаже киргизская бригада, на третьем – русские, на втором – смешанная, на первом – опять киргизы. Все сантехники и электрики русские, в основном из регионов. Начальство из Москвы, с Донбасса и Украины. Главное для всех – лить бетон, работать по графику. Больше всех ценят таджикскую бригаду из "смешанных". Потому что работают с компанией уже 15 лет и отличаются исполнительностью. Здесь вообще не любят трудовые споры, больничные, и тех, кто "толкает за правду". Все приехали зарабатывать деньги. "Если в этнической бригаде кто-то сядет и откажется работать, то сама бригада его побьёт или внушит, что он неправ. У русских тоже такое есть, хотя случаев, когда часть бригады отказывается от работы или переделки, много. Для наших бригадир – это просто бригадир, для узбеков и таджиков он бай". 

Таджики дороже россиян

Парни опровергают ещё один стереотип, что мигранты обходятся дешевле россиян. Нет, мигранты обходятся дороже! "У меня работают и находятся в резерве две бригады таджиков – 200 человек. Половина на объекте, половина в Таджикистане, ждут ротации. Так вот, вызвать одного таджика стоит 100 тысяч, десять человек – миллион. Это билеты на самолёт и другие расходы, которые оплачивает компания", – подчёркивает источник. Дешевле вызывать бригады из глубинки России. Но они или заняты в регионах, на таких же объектах и деньгах, или отсутствуют как бригады. Почему нужна именно бригада? Поступает заказ и войти на стройку надо с готовыми многопрофильными специалистами сразу. Московских бригад нет в природе, хотя москвичей полно среди инженеров, геодезистов, архитекторов. Москвичи не идут на стройки работягами. "Я же говорю – достаточного количества россиян на большие проекты просто физически не существует", - подводит итог бухгалтер. 

Чтобы заработать на стройке, надо учиться

Вот что мне ещё объяснили. Василий из Ржева, без опыта работы в строительстве, который потерял работу дома или считает, что мало зарабатывает, не может прийти на стройку и сразу получить сто. В готовую бригаду его если и возьмут, то год, а может, и больше, он будет носить стремянки и таскать тяжести. Всему надо учиться, а в бригаде все ключевые позиции уже заняты. На сварщика, слесаря надо учиться 1–2 года. На маленькой зарплате. Не все готовы год таскать стремянку, зарабатывая копейки. 

Мои собеседники говорят о развале и отсутствии отлаженной когда-то в СССР системы ПТУ. В какой-то момент в РФ стало немодным и неактуальным получать рабочее образование. Именно поэтому многие приезжие из регионов в Москве идут не на стройки, где приличные зарплаты, а в охрану "пятерочек" на тридцатничек. Где навыки не требуются и не надо таскать тяжести. 

https://vk.com/video-75679763_456255562

Я спросил: неужели киргизы или молдаване более квалифицированы? Отвечают: в Киргизии и Молдавии (далее по списку почти весь СНГ, кроме Казахстана) плохо с работой и заработком. Поэтому люди с 14 лет готовят себя именно к роли строителя, маляра, монтажника. Это как футбол в Бразилии, такие профессии, которые могут дать людям без образования возможность выжить и заработать.

Когда шутят, что молдаванин родился с валиком в руке, это у нас не шутка, это так и есть,

– говорит мой собеседник. 

Ещё один момент, который отмечают строители. Россияне не стремятся массово уезжать на вахту в другой город по нескольким причинам. 1. Вопреки сложившемуся стереотипу в регионах всё равно можно найти работу и подработку. 2. Стройкомплекс в глубинке тоже работает, там тоже нужны специалисты, и там тоже нехватка и тех, и этих. 3. Русские – домоседы и не очень любят менять место жительства и образ жизни. Поработав 2–3 месяца, они часто бегут обратно к семьям. 4. Русские не всегда согласны жить в вагончиках или общежитиях по пять человек в комнате, хотят относительного комфорта. 5. В России сложился устойчивый миф, будто на стройках только одни мигранты за копейки, посторонним туда не попасть, и это отваживает людей от внутренней миграции. 

Был "гастером", стал баем

А вот трудовые мигранты с юга приезжают не на месяц-два, а на год или полтора, едут зарабатывать, зная, что другой работы нет и не будет. Они готовы к миграции с детства. Они будут лить бетон без выходных, отсылая почти все деньги домой, пока не выгорят физически. И они знают, какая за всё это будет награда. Пока они строят для русских в Москве, в каком-нибудь Худжанде местные строители за копейки на наши деньги строят им дома. Вернувшись из России, мигрант сам будет баем. По крайней мере, он сам в это верит. 

Итак, на стройках в России можно хорошо заработать. Но не все деньги, которые крутятся на стройках, работают на экономику России, хотя каждый мигрант ежемесячно платит в бюджет РФ 6 тысяч рублей за трудовой патент. Большая часть зарплат трудовых мигрантов экспортируется из России. 

Одной этой причины было бы достаточно, чтобы заметить: что-то не так в России с миграционной политикой. Сейчас – именно тот момент, когда государство в приоритетном порядке могло бы и должно дать возможность зарабатывать своим. Что для этого нужно? Всего-навсего восстанавливать опережающими темпами систему среднего профессионального образования. Внушать детям в школах уважение к человеку труда. Ну и, конечно, учиться поощрять внутреннюю миграцию – на стройки.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх