Страна и люди

8 926 подписчиков

Свежие комментарии

  • Елена Викторовна
    Сыр и колбаса, шпроты в магазинах были крайне редко. Только в заказах на работе, и то только к праздникам. Зачем прив...Новогодний стол в...
  • Валерий
    Кто эту хрень написал? При нарушении Госграницы действия должны быть одни-уничтожение нарушителя!!!!! Какие "предупр...В НАТО начался пс...
  • Сергей Ан.... Шманай(2псев)
    Извините,далек от темы... Хрущев Никита Сергеевич.Лидер страны пришедший во время голода и больших проблем с жильем ....Ошибка Хрущёва, к...

Десятилетие детства: доктрина уничтожения традиционной семьи и огосударствления детей в действии

Десятилетие детства: доктрина уничтожения традиционной семьи и огосударствления детей в действии

Десятилетие детства: доктрина уничтожения традиционной семьи и огосударствления детей в действии

В обновленной Конституции дети названы «важнейшим приоритетом госполитики России», и мы в очередной раз убеждаемся, что родительская общественность неслучайно била тревогу по поводу этого определения. Руководствуясь именно этой поправкой, ювенальщики сенатор Клишас и депутат Крашенинников продвигают законопроект о ювенальных экспресс-судах и изъятии детей полицией , а теперь на головы родителей хотят обрушить целую доктрину переформатирования детей и семейных отношений. Похоже, что вся прозападная ювенальная и трансгуманистическая рать, окопавшаяся близко к власти в нашей стране, усиленно трудилась, чтобы на свет появился план мероприятий в рамках т.н. Десятилетия детства (на период до 2027 года). Он почти наверняка будет принят в нынешней редакции, поэтому самое время проинформировать родителей и всех здравомыслящих жителей России. Это не шутки – Десятилетие детства подводит под статью или, как минимум, очень сильно осложняет жизнь институту традиционной семьи.

Начнем с преамбулы плана мероприятий ДД, которым планируется охватить каждую российскую семью (документ выложен на официальном сайте проекта - 10letie.edu.gov.ru/document/group/57). В ней нам объясняют, что ДД в России объявляется «в целях совершенствования государственной политики в сфере защиты детства, учитывая результаты, достигнутые в ходе реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы», далее в документе содержится множество отсылок к данной стратегии.



Находящиеся в теме родители прекрасно знают, что Нацстратегия во многом повторяет положения «Стратегии Совета Европы по правам ребенка на 2012-2015 гг.» и направлена на разрыв связей между детьми и кровными родителями. Семья в ней преподносится как потенциально опасная среда для ребенка, устанавливаются различные «профилактические меры» и «раннее выявление» «семейного неблагополучия», семейного насилия, «нарушения прав и законных интересов ребенка в семье», «семей, находящихся в кризисной ситуации» и т.д., что дает возможность вмешательства в семью посторонних лиц (органов опеки, психологов медиаторов, врачей, иных сотрудников социальных служб) и изъятия детей у родителей в любой момент и по любому надуманному поводу. Не забыли составители и указать на присоединение России к Конвенции ООН по правам ребенка, выбрав из большого международного документа обязательство нашего государства «уделять первоочередное внимание наилучшему обеспечению интересов ребенка». То есть нам прямо заявляют: все это ДД затевается ради защиты законных прав и интересов детей в рамках западных стандартов и методичек, которые наполнены ювенальщиной и «детоцентрическим» подходом.

При описании этапов реализации ДД авторы уточняют, что они должны «отвечать на новые возникающие потребности детей и семей, имеющих детей». Таким образом, еще на этапе целеполагания происходит концептуальное и идеологическое разделение потребностей у «детей» и у «семей, имеющих детей». В дальнейшем этот прием постоянно используется в документе (подчеркнуто проводится граница между «детьми» и их «семьей», т.е. родителями), и таким образом процитированное в начале утверждение, выведенное из Конституции РФ («российское государство считает, что благополучным ребенок может быть только в семейном окружении»), полностью опровергается и нивелируется.

Тезисы, характеризующие саму концепцию ДД, словно намеренно составлены предельно размыто – в них можно вложить практически любой смысл. Вот несколько ярких примеров:

«Десятилетие детства направлено на изменение ценностей детства и семьи на уровне государственной семейной политики».

«Изменение ценностей детства и семьи» – в какую сторону, позвольте поинтересоваться? Если дети названы приоритетом госполитики, логично предположить, что именно их личное благополучие отныне будет приоритетом государства, а благополучие родителей и семьи в целом – будет делом второстепенным. И далее мы находим подтверждение этой мысли:

«Фокус внимания следующего этапа Десятилетия детства сосредоточен на опережающие действия по профилактике семейного неблагополучия, привлечении мультидисциплинарных команд для определения потребностей и нужд детей и семей, имеющих детей, и на оказании дальнейшей необходимой помощи».

«Опережающие действия по профилактике семейного неблагополучия» – звучит до боли знакомо. Вот оно, ювенальное наследство Настратегии в интересах детей, закона о социальном патронировании и т.д.

«Принципиально меняется роль родителей, их компетентности в вопросах образования и воспитания детей, возможностей заявить и получить психолого-педагогическую помощь, исходя и собственных потребностей и потребностей самого ребенка».

Опять знакомый ювенальный тезис: психолого-педагогическое сопровождение – в каждую семью. И тут мы вспоминаем всех печально известных лоббистов школьных психологов во главе с депутатом Любовью Духаниной и целой ордой «продвинутых» «гендерных» «специалистов» из Высшей школы экономики, прямо заявляющих, что родители сегодня не способны «правильно любить» и понимать своих детей , а посему их необходимо постоянно сопровождать и менять им сознание. Да и в судах несовершеннолетних должны представлять те же психологи вместо папы и мамы – такую инициативу всерьез заявлял кабмин Дмитрия Медведева .

Короче говоря, идеологи Десятилетия детства замахнулись на трансформацию и переформатирование всего и вся в семейной сфере. Свои потенциальные реформы и сопутствующие мероприятия они уместили в 7 разделов. Их содержание очень напоминает сборную солянку: там можно найти и вполне адекватные и позитивные начинания, но обращают на себя внимание потенциально опасные закладки, способные нарушить законные права родителей на воспитание и образование своих детей и право семьи на неприкосновенность. Остановимся на них подробнее.

Из раздела «Здоровьесбережение детства»:

«Повышение эффективности систематизации и оценки физического, психического и социального здоровья детей для разработки стратегии его сохранения».

Речь идет о сборе государством полной персональной информации ребенка – вроде бы с целью разработки некой стратегии, которая должна сохранить его здоровье. Причем авторы как будто забывают, что никакие медицинские вмешательства, а равно профилактические мероприятия, осмотры, опросы, анкетирования, сбор любых данных о здоровье и развитии детей и т.п. по закону не могут осуществляться без добровольного информированного согласия родителей (законных представителей), также недопустимо навязывать данные мероприятия родителям в ультимативной форме. Кто-то из авторов поинтересовался мнением мам и пап – хотят ли они, чтобы полный психологический портрет, социальная активность и состояние здоровье их чада стали достоянием посторонних? Очевидно, нет.

Далее начинается рай для прививочного лобби и партнеров фармкорпораций в российской власти:

«Расширение перечня инфекционных болезней, против которых проводится вакцинация, и подлежащего прививкам контингента»; «Снижение количества отказов от прививок; снижение случаев инфекционных заболеваний среди детей, управляемых средствами специфической иммунопрофилактики».

Мы видим, что чиновники из Минпросвета (именно они отвечают за составление плана мероприятий ДД) намерены расширять перечень болезней для вакцинации, увеличивать контингент, подлежащий прививкам, а также влиять на отказников не уточненными методами. Сразу возникает логичный вопрос – как можно достигнуть заявленных результатов без подробного информирования родителей о составе используемых вакцин, возможных осложнениях от прививок, а также прописанных гарантий личной (вплоть до уголовной) ответственности врача за проведенную вакцинацию и ответственности государства (в т.ч. – материальной) за постпрививочные осложнения у детей? Без четкого научного обоснования и гарантий в доступной для родителей форме реализация таких задач рискует обернуться принудиловкой и поражением в правах отказников.

«Разработка методики оценки риска развития нарушения зрения и прогрессирования нарушений зрения под воздействием факторов среды общеобразовательных организаций; разработка рекомендаций по использованию компьютерных технологий и электронного обучения в работе с обучающимися…»

Смотрите, как интересно: авторы сами признаются, что методика оценки риска для здоровья учеников до сих пор не разработана, а электронное обучение с просиживанием перед экраном компьютера внедряется в школах (и на дому – не будем забывать о дистанционном обучении) повсеместно и семимильными шагами. Не логичнее ли было бы заморозить все проекты типа МЭШ/РЭШ и ЦОС до получения первых результатов официальных исследований и экспертиз, если они на самом деле хотят сохранить здоровье детей? Но похоже, что у них совсем иные задачи.

В разделе «Благополучие семей с детьми» тоже можно найти много примечательного.

«Формирование ответственного и осознанного родительства как базовой основы благополучия семьи».

Тут даже нечего подробно комментировать – все серьезные аналитические исследования характеризуют «ответственное родительство» как попытку вмешательства извне в процесс воспитания и образования ребенка в семье, переформатирование сознания родителей в сторону позволения максимальной свободы ребенку, снятие запретов и отказ от наказаний. В итоге несовершеннолетние с несформировавшейся психикой и мировоззрением становятся легкой добычей для разносчиков деструктивной информации и пускаются во все тяжкие.

«Повышение доступности мер социальной поддержки, предоставляемых семьям с детьми в проактивном режиме, в том числе в беззаявительном порядке».

Здесь явно содержится риск навязывания социального патроната и иных услуг семьям, не обращавшихся за подобной помощью и не считающих ее необходимой, а также риски необоснованного вмешательства социальных служб в частную семейную жизнь. Как можно определить, кому именно навязывать «беззаявительную соцподдержку»? Только одним способом – собрав объемное досье на каждую семью (в т.ч. – с использованием информации о родителях, указанной в ЕСИА). Естественно, все это никак не вяжется с правами родителей и семейной неприкосновенностью.

«Создание правовых, организационных, кадровых, социальных условий для раннего выявления семейного и детского неблагополучия и организации индивидуального сопровождения».

Просто голубая мечта органов опеки и всевозможных стукачей, мечтающих вмешаться по внутрисемейные дела. Тут налицо огромные риски навязывания семьям социальных услуг и сопровождения их органами опеки с последующим возможным изъятием детей.

«Поддержка некоммерческих организаций, деятельность которых направлена на формирование ответственного родительства, развитие родительских компетенций, внедрение эффективных практик поддержки детей и семей с детьми, находящихся в трудной жизненной ситуации».

А это уже просто песня – среди соисполнителей мероприятия фигурируют НКО, прямо руководствующиеся в своей деятельности западными постулатами ювенальной юстиции и антитрадиционными ценностями, переводящие западные методички, в недавнем прошлом существовавшие на западные гранты программ ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО и т.п.. частые антигерои публикаций «Катюши»: «Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения», Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, «Национальная родительская ассоциация…» и т.п..

Поддержка перечисленных организаций и продвигаемых ими «родительских компетенций» является откровенно враждебной политикой по отношению к традиционной семье в России. При этом в плане ДД не задействована и не упоминается ни одна просемейная или родительская организация, нет ни слова о возможном взаимодействии в госполитике по детям с представителями традиционных конфессий России. И это не похоже на случайность.

«Совершенствование порядка ограничения, лишения родителей родительских прав и отобрания детей при непосредственной угрозе их жизни и здоровью; …разработка научно-обоснованных оснований для разлучения ребенка с родителями; внесение изменений в нормативные правовые акты…»

Целью данного мероприятия заявлено «сокращение числа неправомерных решений об отобрании детей у родителей», однако на практике оно может привести к расширению нормативной базы и увеличению случаев изъятия детей из семей – после научного обоснования абсолютно все изъятия будут признаваться правомерными. При этом из описания абсолютно непонятно, о каком именно «совершенствовании порядка лишения родительских прав» идет речь. Станет ли оснований для изъятия детей больше или меньше? Какие именно критерии оценки угрозы здоровью ребенка предлагаются, каким образом хотят изменить порядок отобрания ребенка? Практика показывает, что любое реформирование властями этой области приводит к закручиванию гаек для семей и является продолжением внедрения ювеналки.
«Совершенствование статистических форм сбора информации в области профилактики социального сиротства, в том числе создание единой базы по всем министерствам и ведомствам».

Само понятие «социальное сиротство» означает возможность признания безнадзорным любого ребенка, проживающего и воспитывающегося кровными родителями в совершенно благополучной обстановке, а его «профилактика» подразумевает сбор данных и контроль каждой семьи. В результате мы получим нарушение личной и семейной тайны, а также использование властями информации о детях и родителях без согласия последних на обработку персональных данных, что грубо противоречит Конституции.

Перейдем к разделу IV «Инфраструктура детства», где нас поджидает лоббирование дистанционного обучения.

«Развитие дистанционного образования и воспитания детей, в том числе в рамках реализации Российской электронной школы и иных образовательных платформ».

Как мы уже отмечали, в настоящее время не определены СанПиНы для использования электронного оборудования и компьютерного обучения детей, не проведено масштабных достоверных исследований, свидетельствующих о безопасности дистанционных электронных образовательных технологий для физического и психологического здоровья. Более того, опубликованные недавно рекомендации от научных организаций при Минздраве и Минпросвете свидетельствуют о том, что развитие дистанта как самостоятельной формы образования непосредственно несет угрозу здоровью детей и потому не допустимо. Также в этой задаче впервые используется понятие «дистанционное воспитание», которое звучит совершенно неопределенно. Как наших детей намерены электронно оболванивать, мы вроде уже разобрались. Но теперь их намерены еще и воспитывать через интернет и компьютер…

«Создание современной и безопасной цифровой образовательной среды, позволяющей обеспечить доступность и качество образования для всех обучающихся».

Антиобразовательный проект форсайтщиков-трансгуманистов под условным названием ЦОС не так давно подробно разбирался «Катюшей» . Точно так же как его предшественники – проекты РЭШ/МЭШ, он содержит множество рисков для здоровья и развития детей и к настоящему моменту не прошел необходимые экспертизы и апробацию. Как видим, разработчики мероприятий в рамках ДД постарались максимально использовать предлог «благополучия ребенка» и «реализации интересов детей», чтобы напичкать этот план всеми возможными деструктивными «инновациями» и «реформами».

«Развитие государственных услуг в электронной форме для детей и родителей (законных представителей) детей.
Количество родителей (законных представителей) детей, зарегистрированных на официальном интернет-портале государственных услуг: 2022 г. – 1 000 000; 2024 г. – 1 600 000;
доля родителей (законных представителей) детей, высказавшихся о получении за прошедший календарный год государственной услуги в электронной форме, в числе родителей (законных представителей) детей, принявших участие в мониторинге: 2022 г. – 20 процентов; 2024 г. – 30 процентов».


И снова усиленный загон семей в цифровое стойло, где можно будет обрабатывать и использовать в своих интересах все персональные данные детей и родителей. Обратите внимание, ставится задача довести число родителей, зарегистрированных в ЕСИА, до 1 млн. человек к 2022 году. Это говорит о том, что на сегодня электронными госуслугами на самом деле пользуются очень мало граждан России (единицы процентов!), что конечно же не устраивает строителей цифроконцлагеря. И у нас еще один логичный вопрос – что же будет с предоставлением госуслуг (образования, здравоохранения, соцподдержки и т.д.) родителям, предпочитающим их получение в традиционной форме? Не ждет ли нас очередной виток дискриминации, если сегодня досье родительской общественности пестрит историями о притеснении в школах учеников, родители которых отказываются от обработки ПД, регистрации на портале госуслуг и т.п.? Вопрос скорее риторический.

Раздел V «Защита детей, оставшихся без попечения родителей» содержит в задачах мероприятия, предусматривающие (к 2024 году) «разработку научно-обоснованных критериев подбора семьи для ребенка и 100% охват социально-психологическим тестированием кандидатов в замещающие родители (опека, попечительство) в субъектах РФ» . Также в качестве ориентира указывается «недопущение кандидатов в замещающие родители, не отвечающих требованиям, в систему семейного устройства детей-сирот».

Здесь содержится явная опасность отказа в опекунства близким родственникам детей-сирот, не прошедшим некое психологическое тестирование. Кроме того, в будущем применение аналогичных тестов и «алгоритмов соответствия», которые будут определять всевозможные «гендерные» психологи и прозападные НКО, может быть распространено и на кровные семьи, на супругов, готовящихся стать родителями. Все это прекрасно коррелирует с деструктивной концепцией «ответственного родительства».

В раздел VII «Безопасность детей», авторы, похоже, постарались впихнуть все оставшиеся ювенальные механизмы, не упомянутые ранее.

«Разработка и реализация системных решений по оказанию своевременной помощи детям и родителям в случае нарушения прав и законных интересов детей».

Существует реальная опасность, что вся «своевременная помощь» будет заключаться в тотальной слежке и сборе личной информации о семье с последующим вмешательством в ее дела с целью защиты «законных интересов» детей, а также принуждения родителей изменить свой подход к воспитанию/образованию/здоровью/материальному обеспечению детей с угрозой последующего их изъятия.

«Развитие психологической службы в системе образования», «Охват детей и родителей профилактическими психологическими мероприятиями. Актуализировать методические материалы по проведению «Недели психологии в школе» (к 2024 году)».

Здесь следует напомнить родителям о недопустимости навязывания психологического сопровождения несовершеннолетним и их родителям без прямого обращения семьи за подобной помощью. Любые психологические опросы, анкетирования, «часы и недели психологии» в школе без информированного согласия родителей (законных представителей) не допустимы, однако пропуск такой вот «недели психологии» школьником наверняка приведет к постановке семьи на учет в органах опеки.

«Обеспечение оказания в рамках социально-бытовых услуг, направленных на поддержание жизнедеятельности получателей социальных услуг в быту, многодетным семьям, семьям, находящимся в социально опасном положении или иной трудной жизненной ситуации, а также инвалидам безвозмездной помощи по оснащению автономными пожарными извещателями, ремонту печей, замене неисправных электропроводки и газового оборудования; оплате задолженности поставщикам жилищно-коммунальных услуг собственников жилья».

Начинание вроде бы благое, однако мы заметили, что многодетные семьи здесь приравнены к семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации, по одному только факту своей многодетности (!). Подобная социальная дискриминация и повышенное внимание опеки к многодетным семьям недопустимы.

Наконец в завершающем разделе VIII «Координация и управление реализацией десятилетия детства» ответственными исполнителями мероприятия «Расширение распределенного реестра и тиражирование лучших управленческих и социальных практик, выявленных в ходе реализации мероприятий, проводимых в рамках Десятилетия детства, на основе национального стандарта доказанного подхода к определению эффективности социальных практик в сфере» названы следующие неправительственные организации:

АНО «Агентство стратегических инициатив» (центр идеологии трансгуманизма в России, пропагандирующий преодоление (уничтожение) человеческой природы путем вживления в тело различных технических устройств (нейроинтерфейсов) и слияния человека с «искусственным интеллектом»), Фонд поддержки детей в трудной жизненной ситуации (данная структура тесно сотрудничала с ЮНИСЕФ и другими западными ювенальными структурами, внедряя в России токсичные технологии «раннего вмешательства» в семью), «Национальная родительская ассоциация» (данная структура занимается прямым переводом западных ювенальных антисемейных методичек на русский язык и их адаптацией на российской почве).

Естественно, выставление этих НКО в качестве эталона «применения эффективных социальных практик» (якобы в интересах и для благополучия детей) не оставляет сомнений в общей ориентации доктрины ДД. Если наших детей доверено «защищать» прозападным ювенальщикам со стажем и цифросектантам-трансгуманистам, к чему в итоге придет российская семья к 2027 году?

Общие выводы по плану мероприятий у редакции «Катюши» следующие: при внешней красивой обертке и общих правильных словах Десятилетие детства по своей сути является токсичным, антисемейным документом, концепция которого прямо скопирована с опыта западных стран, где институт традиционной семьи, как известно, переживает глубокий кризис, дети «защищаются» в основном от собственных родителей, а государственная «защита детства» докатилась до ежегодных громких скандалов с разоблачением организованных сообществ педофилов и извращенцев, которые действуют там практически «в законе».

В перечне и задачах мероприятий в рамках «Десятилетия детства» четко прослеживается направление на разобщение родителей и родных детей, на отчуждение прав и законных интересов последних от прав и законных интересов кровной семьи, что полностью противоречит традиционным ценностям и обычаям русского и других коренных народов России.

До 3 сентября включительно на официальном сайте проекта проходит сбор отзывов общественности на план мероприятий в рамках ДД. Все неравнодушные к защите семьи и детства граждане, не желающие уничтожения традиционной семьи в России, могут оставить свое мнение – письма с предложениями и отзывами надо направлять на адрес detstvo@fcprc.ru. Надежд на изменение прозападными чиновниками этого давно разработанного плана, откровенно говоря, не слишком много, но это не значит, что родительская общественность должна молчать.

РИА Катюша

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх