Страна и люди

8 962 подписчика

Свежие комментарии

  • Валерий белов
    Если кто-то уже имеет заочные сроки (вплоть до пожизненного), а большинство других их в скором времени получат, то чт...Оппозиционный «Фо...
  • Кузьма Гуляйпольский
    ПОДОНКИ и ПРЕДАТЕЛИ... Ведь сколько их? КУЧКА (не более 60 человек)... Их надобно вешать на столбах (как во времена В...Оппозиционный «Фо...
  • Андрей
    сборище педиковОппозиционный «Фо...

«Чёрной пропастью мне показалась за бортом голубая вода». К 100-летию Русского исхода

«Чёрной пропастью мне показалась за бортом голубая вода». К 100-летию Русского исхода

«Чёрной пропастью мне показалась за бортом голубая вода». К 100-летию Русского исхода

Вынесенной в заголовок поэтической строкой выразил свои чувства, уходя навсегда в изгнание из Крыма вместе с десятками тысяч соотечественников, донской казак, офицер Русской и Белой армий поэт Николай Туроверов. «Черной пропастью» видели Чёрное море в те страшные ноябрьские дни 1920-го и его товарищи. Генерал Петр Врангель организовал эвакуацию с полуострова 145 693 человек, не считая судовых команд. Были среди изгнанников чины армии, гражданские лица, в том числе 7 тысяч женщин и детей.

«Чёрной пропастью мне показалась за бортом голубая вода». К 100-летию Русского исходаТак покидали Крым остатки Белой армии

В Крыму каждый год вспоминают события нынче уже столетней давности. Проведение памятных ноябрьских дней всегда имело большой общественный резонанс. На полуостров приезжали потомки самых славных дворянских фамилий, с именами которых связаны важнейшие этапы тысячелетней истории нашего Отечества. Среди них князья Васильчиковы, Воронцовы, Долгоруковы, Барятинские, прямые потомки Суворова и Кутузова, князей Багратиона и Юсупова. Рядом с ними стояли на севастопольской Графской пристани, у часовни на месте массовых расстрелов военных и мирного населения в Багреевке под Ялтой потомки красных русских военачальников Фрунзе, Буденного, Блюхера.

«Русский раскол» прошёл по семьям тех, кто внёс огромный вклад в развитие российской науки и культуры, разведя родных людей по разные стороны незримой баррикады.

В их числе семья одного из первых ректоров Таврического университета Владимира Ивановича Вернадского. Он, доктор наук, профессор, остаётся в Крыму с красными, а его сын, тоже доктор наук, профессор Георгий Вернадский уходит в эмиграцию с белыми. Такая же участь постигла братьев адмиралов Беренсов – Михаила и Евгения. Один – белый адмирал, который уводит русскую Черноморскую эскадру в тунисскую Бизерту, а другой – красный, попытавшийся в 1924 году вернуть оттуда на родину корабли Черноморского флота.

Многие исследователи считают, что точку в Гражданской войне поставила лишь Великая Отечественная война. Только тогда общая беда, обрушившаяся на их общую Родину, смогла сплотить красных и белых. Эмигранты-патриоты работали на победу Красной армии. Рахманинов перечисляет собранные на гастролях по всей Америке деньги на нужды Красной армии. Белоэмигранты разгружают в Нью-Йорке корабли, и всё заработанное отправляют в Россию на оснащение боевой техникой танковой дивизии будущего маршала Катукова. Деникин с гневом отвергает предложение эмиссаров Гитлера возглавить Русскую освободительную армию. Он, белый, потерпевший поражение от красных, изгнанный с родины, заявит, что воевать с Россией на стороне врага считает для себя делом невозможным.

События столетней давности отзываются сегодня в сердцах потомков их участников в России и за рубежом, всех россиян. В людской памяти – даты трагического ноября 1920 года.

13-го завершилось противостояние на Перекопе, и белыми оставлена Евпатория. 14-го Белая армия оставила Севастополь, 15-го – Южный берег, Красная армия выбила противника из Ялты и Феодосии. 16 ноября последние пароходы с юнкерами отчаливают от берегов Керчи. Михаил Фрунзе и Бела Кун отбивают Ленину телеграмму: «Южный фронт ликвидирован».

«В Севастополе 14 ноября – официальная памятная дата Русского исхода, – отмечает председатель общественной организации «Исторический клуб "Севастополь Таврический"» Вадим Прокопенков. – Среди памятных мест, связанных с великой трагедией, – историческая Графская пристань, где в 1995 году была установлена мемориальная табличка с надписью: "В память о соотечественниках, вынужденных покинуть Родину в ноябре 1920 года". Речь идёт о 150 тысячах человек, в числе которых около 70 тысяч солдат и офицеров, ушедших в эмиграцию после разгрома  армии генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля».

«Чёрной пропастью мне показалась за бортом голубая вода». К 100-летию Русского исходаСевастополь, Графская пристань. Памятная доска

«Это и мемориал в честь красных и белых воинов на Максимовой даче – первый такого рода на всём постсоветском пространстве, – продолжает В. Прокопенков. – Пятнадцать лет назад на освящении закладного камня на месте нынешней часовни присутствовали представители белой эмиграции и потомки большевиков, священнослужители Русской православной церкви Московского патриархата и Русской зарубежной церкви. На основании из красного и белого гранита установлен камень с траурной табличкой с православным крестом и текстом: "Они пали, любя Россию, в братоубийственной Гражданской войне 1917–1920 гг.". Место для мемориала выбрано не случайно: здесь, тогда в пригороде Севастополя, были расстреляны меняющимися властями противники: приходили красные – уничтожали белых, сменяли их белые – расстреливали красных. И лежат там теперь в одной большой могиле русские люди, ставшие жертвами кровавого противостояния».

В этом году главным событием ноября в городе русской славы станет открытие монумента с символичным названием «Примирение» на берегу бухты Карантинной. Его создание курирует Российское военно-историческое общество.

«Чёрной пропастью мне показалась за бортом голубая вода». К 100-летию Русского исходаПамятник «Примирение» откроют 16 ноября

На Максимовой даче будет открыт храм в честь иконы Божией матери «Умягчение злых сердец», где пройдёт первая Божественная литургия и панихида по жертвам террора. Будут освящены памятные знаки – копии выпущенных в 1920-х годах «В память пребывания Русской армии в военных лагерях на чужбине [«Галлиполи», «Лемносъ», «Кабакджа», «1920-1921» (для района Константинополя)] и флота в Бизерте в 1920-1921 гг.» в виде крестов. Будет освящена икона в честь Павла Исповедника, написанная в память о Бизертском и Севастопольском морских корпусах.

«Недалеко от храма на Максимовой даче заложим аллею, для которой получили землю с русских некрополей Франции, Бельгии, Бизерты, Лемноса и Галлиполи, – продолжает Вадим Прокопенков. – В Доме офицеров флота откроется выставка «Севастополь год 1920-й. Люди и судьбы». Готовимся создать музей, для которого уже есть экспонаты, переданные нам частными лицами и обществом памяти Императорской гвардии, которое возглавляет князь Александр Александрович Трубецкой, потомок русских эмигрантов, родившийся в Париже. Я считаю, что мы должны помнить о всех жертвах Гражданской войны. До сих пор нет в открытом доступе сведений о тех, кто погиб в Перекопско-Чонгарской операции. А это более 10 тысяч со стороны красных, от 5 до 10 тысяч со стороны белых. Все они остались в крымской земле и их надо поминать».

 В преддверии памятных дней в Ливадийском дворце на конференции «От последних Романовых до Русского исхода» присутствовали потомки тех, кто 100 лет назад покинул Родину. Они отметили, что такие встречи помогают осмыслить не только прошлое, но и те процессы, которые мы наблюдаем в современном мире.

«Чёрной пропастью мне показалась за бортом голубая вода». К 100-летию Русского исходаПамятник жертвам большевистского террора в Феодосии

«Дата, которую мы отмечаем, – одна из ключевых в нашей истории, – считает сопредседатель регионального штаба Общероссийского народного фронта в Республике Крым, генеральный директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин. – Мы многое узнали за последние 30 лет, практически нет уже «зон умолчания» в нашей истории. Но можем ли сказать, что до конца поняли и прочувствовали, осмыслили произошедшее сто лет назад? Процесс этот только начался. О подлинном примирении можно будет сказать, когда обе стороны придут к единой позиции, когда будет соблюдён баланс вех исторической памяти. Нельзя запретить всё, связанное с «красным наследием». Но нельзя не заметить, что память о жертвах белого террора должна быть увековечена. Это важно. Это – люди, погибшие за свои убеждения. Многие из них принадлежали к тому же классу, что и их палачи. Но пока у нас всего два памятника жертвам красного террора: крест и часовня в Багреевке, памятный крест в Феодосии».

Участники памятных ноябрьских дней посещают Феодосию и Керчь. Из Феодосии отправился в изгнание генерал Антон Деникин. Жил он последнюю неделю на Родине в сохранившейся до наших дней на набережной гостинице «Астория». Об это свидетельствует памятная доска.

На набережной Керчи, где закончилось великое гражданское противостояние, панихида в память о погибших проходит у подаренного городу известным московским скульптором Вячеславом Клыковым Поклонного креста.

Акции у мемориалов, уроки памяти в школах, тематические выставки в музеях и библиотеках расширяют знания о трагических событиях столетней давности и молодых, и людей старших поколений. И учат анализировать. А беспристрастный анализ трагических испытаний, выпавших на долю нашего народа, – залог того, что подобные катастрофы не повторятся в истории России.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх