Страна и люди

8 938 подписчиков

Свежие комментарии

  • Елена Патракова
    Больше всего смешит про испорченную кредитную историю. В той ситуации это вообще несерьезно. А серьезнее всего пере...Что будет, если н...
  • Nata
    Про все это пишется и говорится уже не раз, но воз и ныне там. В России два непотопляемых - Чубайс и Греф.Сбербанк забирает...
  • Наталья Николаева
    Он уже сделал многое! Как никто другой! И не надо так громко завидовать.. читать противно такие подъ@бки в адрес вели...Путин присвоил Ми...

Что-то с памятью у нас стало

Что-то с памятью у нас стало

Что-то с памятью у нас стало

Теперь это почти центр

Головинский район никогда не числился в престижных. Он ведь находится сразу за Окружной железной дорогой, теперь ставшей МЦК — а это был рабочий пояс столицы. В старом районе, который в наше время носит историческое имя бывших хозяев этих мест, Головиных, и князей, и графов, и просто дворян, есть пруды, заброшенный многие годы парк и маленькое тихое кладбище.

Ну и, разумеется, жилая застройка самых разных лет. Считается, что где-то тут и истоки речки Лихоборки, которая уносит свои воды через весь север Москвы к Яузе. Совсем рядом — усадьба Михалково, известных и поныне соседей Головиных.

Что-то с памятью у нас стало

Её в советское время едва не поглотила под общаги тонкосуконная фабрика имени Петра Алексеева, а также многочисленные закрытые НИИ и номерные заводы. Там много лет назад обосновались технари, в том числе ракетчики и атомщики. Зато жителей Головинского района, который до возведения МКАД и Москвой-то не считался, даже сегодня почти не зацепили столичные новостройки.

Видно, потому, что разгуляться строителям здесь особо негде. Но в последние годы спально-промышленный район ожил, тем более что теперь поблизости станция МЦК, и она воссоединила две стороны железнодорожной магистрали — Головинский район с районом Коптево.


Парк вообще привели в идеальный порядок с дорожками в плитку, пруды почистили, пусть и с немалыми потерями для экосистемы. А в михалковской усадьбе, по всем данным, всерьёз обосновался небезызвестный старый новый хозяин, который даже открывает её по выходным для публики.

Что-то с памятью у нас стало

Фабрику же в 2011 году подвели под банкротство, несмотря на производство поистине уникального тонкого сукна. Как и многие промышленные предприятия России, фабрика ушла в небытие, а на месте производственных зданий вырос элитный район LoftPark.

Он стал одним из немногих, возведение которого признали незаконным, но это мало что изменило. О фабрике и её директоре, всеми уважаемом Вильгельме Ивановиче с редкой фамилией Йокиш, теперь, кажется, осталась только память.

На окраину — за ракетами и «Студебеккерами»


Но также остаётся память и о фабричном клубе, ставшем настоящим Дворцом культуры не только для фабрики, но и для всего района. И к счастью, не только память: клуб, возведённый за полтора десятка лет до войны архитектором Леонидом Весниным, одним из знаменитых братьев, не так давно был отреставрирован, но пока простаивает в силу самых разных причин.

Что-то с памятью у нас стало

Клуб тонкосуконной фабрики имени Перта Алексеева


Что-то с памятью у нас стало

В годы войны этот клуб стал родным трём гвардейским миномётным полкам. Один из них, 18-й, изначально гвардейский, как было предусмотрено приказом Верховного главнокомандующего, обосновался здесь в 1943 году надолго, после того, как был изрядно потрёпан в боях под Керчью и Новороссийском, а затем в сражении за Сталинград.

Полк получил на московской окраине хорошее подкрепление и технику, начиная с пусковых установок и новеньких «Студебеккеров» прямо с сортировочного узла депо «Лихоборы», расположенного поблизости, и кончая реактивными снарядами РС-132, которые в течение нескольких дней перед отправкой части на фронт подвозили непосредственно с перепрофилированного столичного завода «Компрессор».

Задержаться в Москве пришлось из-за того, что технология установки «Катюш» на американские грузовики несколько отличалась от штатной, рассчитанной на ЗИС-5. 18-й миномётный полк стал впоследствии Мгинско-Померанским и Краснознамённым, получил ордена Кутузова и Александра Невского.

Что-то с памятью у нас стало

«Катюша» на «Студебеккере»

Вторым идёт 83-й миномётный полк, впоследствии ставший Житомирским. Он был здесь, в Головинском-Михалково, не только сформирован, но и прошёл затем доукомплектование, и тоже после Сталинградской битвы.

У этого полка тоже есть Красное знамя и свой заслуженный орден – Богдана Хмельницкого. 83-й полк вообще был из числа особенных. Он долгое время был вооружён не классическими «Катюшами», а реактивными установками БМ-8, которые монтировались на танках Т-60, только числившихся средними, но на самом деле они были лёгкими.

Но в этом было и преимущество полка – высокая проходимость реактивной артиллерии. Поэтому, прикрывая огнём своих дивизионов отход армии за Дон, полк мог действовать даже с открытых позиций. С открытых позиций полк затем помогал и отражать попытки немцев вырваться из Сталинградского кольца.

Разве так воюют за память?


Приказ о формировании Гвардейских миномётных полков Артиллерии резерва Главного командования Сталин подписал 4 августа 1941 года, сразу после первых успехов «Катюш». Сначала полков было восемь, под снаряды М-8 и М-13, и их секретили как могли. Потом дело дошло до нескольких десятков.

Быть может, и поэтому ещё одному из полков, 47-му гвардейскому миномётному, который в том же 1943 году на время обосновался в фабричном ДК для повторного формирования, с памятью повезло чуть меньше. У него, к примеру, до сих пор нет своей страницы в Интернете, и, по нашим данным, нет полкового музея. И даже с памятной доской 47-му полку как-то не повезло.

Мы, россияне, ещё не очень активны в развернувшейся чуть ли не по всему миру войне за память, которая всё чаще превращается в войну с памятниками. Но по поводу вандализма в отношении военных монументов возмущаемся регулярно и по праву. Но сами иной раз тоже не слишком деликатны, когда речь идёт о своей же памяти.

Взгляните на эти фотографии. Вряд ли кто-то из неподготовленных читателей сумеет на второй из них разобрать регалии и даже почётное наименование прославленной воинской части. Ваш автор, не без усилий и головной боли, но смог догадаться, что полку когда-то дали имя Ясский, так как он принял участие в освобождении Ясс – румынского города почти на границе с Молдавией.

Что-то с памятью у нас стало

Что-то с памятью у нас стало

Не собираюсь кого-то в чём-то обвинять, но, обновляя памятные доски, возрождая память, простите за пафос, неплохо бы проявлять хотя бы аккуратность. Похоже, поработала здесь примитивная пескоструйка, и вот вам результат. Тщательнее бы надо как-то, не зря же нас этому классик учил.

Обратите внимание, что памятная доска 18-го полка тоже явно «попала под зачистку», но пока ещё читается. Не пора ли теперь, в год 75-летия Великой Победы, который ещё не закончился, отреставрировать мемориальные знаки как следует? Лучше вручную, и лучше, если это будет делать не равнодушный гастарбайтер.

Именно поэтому хочется ещё раз напомнить эпизоды из боевого пути 47-го гвардейского миномётного Ясского Краснознамённого Орденов Кутузова и Александра Невского полка и имена его командиров. Полк тоже прошёл через страшную бойню в Крыму, обороняя Севастополь и сражаясь за Керчь. Потом его перевели непосредственно в Сталинград, в легендарную 62-ю армию генерала В. Чуйкова.

Там в конце 1942-го и начале 1943 года полком командовал майор, а впоследствии подполковник Вожжов Евгений Никитович. Полк у него принял майор Максименко Федор Степанович, также закончивший войну в звании подполковника, командуя 32-м гвардейским миномётным полком. Ну а к победе полк пришёл уже под командованием Героя Советского Союза подполковника Анатолия Филипповича Коломейцева.

Что-то с памятью у нас стало
Автор:
Алексей Подымов
Использованы фотографии:
Колеса.ру, pamyat-naroda.ru, war-book.ru, автора

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх