Домой В мире В режиме «гибкого формата»: почему в Пекине заговорили о готовности развивать взаимодействие...

В режиме «гибкого формата»: почему в Пекине заговорили о готовности развивать взаимодействие с ОДКБ

Китай готов продвигать сотрудничество с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), заявил председатель постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) КНР Ли Чжаньшу. По его словам, в Пекине считают ОДКБ ведущим механизмом безопасности в СНГ. Чжаньшу также отметил, что укрепление стратегического взаимодействия непосредственно между КНР и РФ не только отвечает коренным интересам двух стран, но и привносит в мир большую стабильность. По мнению экспертов, активизация интереса Пекина к ОДКБ связана с усилившимся давлением со стороны США, в связи с чем руководство Китая хочет повысить уровень координации с организацией.

В режиме «гибкого формата»: почему в Пекине заговорили о готовности развивать взаимодействие с ОДКБ

В Китае готовы расширять сотрудничество с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая играет весомую роль в обеспечении региональной безопасности. Об этом 15 апреля на переговорах по видеосвязи со спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко заявил председатель постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) КНР Ли Чжаньшу. Он отметил, что считает ОДКБ ведущим механизмом безопасности в регионе СНГ.

«Мы готовы продолжать взаимодействие с этой Организацией в гибком формате, совместно защищать региональную безопасность и стабильность», — заявил Чжаньшу.

Кроме того, он подчеркнул, что парламентарии России и Китая должны поддерживать и отстаивать базирующуюся на Уставе ООН систему международных отношений и миропорядок, основанный на международном праве.

Китайский политик также отметил всеобъемлющее стратегическое взаимодействие непосредственно между РФ и КНР. Укрепление этих связей «не только отвечает коренным интересам двух стран, но и будет привносить в мир больше стабильности и определённости», выразил уверенность Чжаньшу. По его мнению, сегодня на фоне колоссальных перемен в мире открываются новые возможности в развитии двух государств.

Курс на безопасность

Примечательно, что Китай уже не в первый раз высказывает заинтересованность в развитии взаимодействия с ОДКБ. 15 декабря 2021 года в ходе переговоров с президентом РФ Владимиром Путиным эту тему затронул председатель КНР Си Цзиньпин.

Налаживание диалога и сотрудничества с Китаем стоит на повестке дня в Организации Договора о коллективной безопасности, заявил…

«Китайская сторона выразила готовность сотрудничать с Россией и государствами — членами ОДКБ по гибкому и различному формату в интересах безопасности и стабильности в регионе», — говорилось в коммюнике, опубликованном на сайте Министерства иностранных дел КНР в тот же день.

В документе также подчёркивалось мнение Си Цзиньпина о необходимости дальнейшего укрепления взаимодействия конкретно с Россией в свете того, что «некоторые силы в мире произвольно вмешиваются во внутренние дела Китая и России под предлогом «демократии» и «прав человека», грубо попирают международное право и общепризнанные нормы международных отношений».

Позднее, 3 февраля 2022 года, о необходимости координации действий с ОДКБ в составе Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) заявил и министр иностранных дел КНР Ван И в ходе встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым.

Противоположность НАТО

Напомним, международная региональная организация ОДКБ была создана в 2002 году. В её основу был положен Договор о коллективной безопасности от 1992 года, подписанный рядом бывших республик СССР. На сегодняшний день в состав блока входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан. Устав организации зарегистрирован в Секретариате ООН, с 2004 года ОДКБ наделена статусом наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН. 

Целями организации Договора, согласно статье 3 Устава ОДКБ, являются укрепление мира, международной и региональной безопасности и стабильности, защита на коллективной основе независимости, территориальной целостности и суверенитета государств — членов объединения. Между странами-участниками существует договорённость, что в случае агрессии в отношении одной из них со стороны третьего государства подобные действия рассматриваются как агрессия, направленная против всех участников Договора.

Читать также:  «В поисках рычага давления»: как развивается ситуация с иском ЕС против России в ВТО из-за импортозамещения

«В случае совершения акта агрессии против любого из государств-участников все остальные государства-участники предоставят ему необходимую помощь, включая военную, а также окажут поддержку находящимися в их распоряжении средствами в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьёй 51 Устава ООН», — говорится в 4-й статье Устава ОДКБ.

В режиме «гибкого формата»: почему в Пекине заговорили о готовности развивать взаимодействие с ОДКБ

ОДКБ часто пытаются сравнивать с НАТО, проводя параллели между ними как военными блоками. Однако, как пояснила 8 февраля в интервью RT официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, это сравнение не вполне корректно, так как в основе Североатлантического альянса лежит «военная стратегия», а ОДКБ предполагает коллективную оборону.

«Для НАТО границ нет, они не очертили зону своего влияния исключительно собственными границами», — отметила дипломат.

Ранее, в декабре 2018 года, глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью казахстанскому информационному агентству «Хабар» подчеркнул, что в ОДКБ, в отличие от НАТО, «нет никакого диктата».

Демонстрация независимости

Как отметил директор Института стран Азии и Африки МГУ Алексей Маслов в комментарии RT, перед Китаем сегодня стоят самые разные вызовы. Речь идёт в том числе и о безопасности.

США обеспокоены возможной поддержкой России со стороны Китая. Об этом заявила пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки. По её словам,…

«США в последнее время активизировали поддержку Тайваня и создают вокруг него антикитайский лагерь. И хотя формально Вашингтон не отказывается от политики «одного Китая», при этом он всячески стимулирует военное столкновение между Пекином и Тайбэем. Помимо этого, очевидную антикитайскую направленность имеет и созданный американцами военный союз AUKUS. Поэтому Пекин и заговорил об ОДКБ. Ведь это, по сути, единственная профильная военная организация, которая может выступить оппонентом США», — пояснил эксперт.

В свою очередь, востоковед, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИЦ ВШЭ Василий Кашин отметил, что у Китая в целом в последнее время наблюдается рост сотрудничества в сфере безопасности с некоторыми членами ОДКБ из Центральной Азии.

«Для Пекина это всегда было важно, потому что такое взаимодействие позволяло отслеживать ситуацию в регионе с точки зрения безопасности, развивать сотрудничество с местными правоохранительными органами и спецслужбами в рамках борьбы с терроризмом. В данном случае в КНР, видимо, хотят повысить уровень этого сотрудничества, сделать его многосторонним, повысить уровень координации», — предположил аналитик в беседе с RT.

По мнению Кашина, Китай может пойти на заключение некоего соглашения между своим Минобороны и ОДКБ, организовать обмен военными делегациями или запросить что-то похожее на статус наблюдателя.

«Возможно, китайцы захотят партнёрство, схожее с тем, что практикуется в НАТО. У альянса же есть программа партнёрства с целым рядом нерегиональных государств, таких как Япония. В ОДКБ ещё несколько лет назад обсуждалась возможность создания института партнёров и наблюдателей блока. Я бы предположил, что Китай мог бы быть наблюдателем», — сказал Кашин.

Как отметил Алексей Маслов, высказывание Ли Чжаньшу об интересе Пекина к работе ОДКБ является сигналом о возможности изменения его традиционного внеблокового подхода в международных отношениях.

«Китай традиционно предпочитает придерживаться статуса государства, не обременённого никакими обязательствами. Поэтому нынешние слова китайского спикера можно расценивать как допущение возможности пересмотра взглядов Пекина на участие в коллективных военных организациях. И это довольно серьёзная подвижка в китайском подходе к международным отношениям», — резюмировал аналитик.