Домой В мире «У нас есть общие интересы»: Ибрагим Раиси — об отношениях Ирана и...

«У нас есть общие интересы»: Ибрагим Раиси — об отношениях Ирана и России, пандемии COVID-19 и ядерном вопросе

Тегеран и Москва имеют идентичные позиции по многим вопросам международной повестки, заявил президент Ирана Ибрагим Раиси в интервью RT, которое стало для него первой беседой с международным СМИ после вступления в должность главы страны. По его словам, российско-иранские отношения основаны на взаимовыгодном сотрудничестве, которое пойдёт на пользу обеим странам. Раиси также рассказал, что Тегеран нацелен на сотрудничество со всеми странами мира и продвигает дипломатию добрососедства. При этом исламская республика продолжает сталкиваться с нападками со стороны США, которые навязывают миру теорию о своём господстве над другими, заметил глава Ирана.

«У нас есть общие интересы»: Ибрагим Раиси — об отношениях Ирана и России, пандемии COVID-19 и ядерном вопросе

— Господин президент, хотим выразить благодарность за то, что первое интервью международной прессе после вступления в должность президента вы дали именно телеканалу RT. Первый вопрос — о ваших впечатлениях после встречи с Владимиром Путиным, об уровне российско-иранских отношений. Насколько близки сегодня Москва и Тегеран?

— Я очень рад тому, что я нахожусь в Москве и провёл встречи с высокопоставленными представителями российской власти. На встрече с господином Путиным мы обсудили двусторонние отношения, а также региональные и международные вопросы. И я понял, что по многим из них наши позиции идентичны, они совпадают. И у нас с Россией есть общие интересы.

Помимо соседства, которое есть у нас с Российской Федерацией, и мы, и Россия участвуем в региональных и международных организациях. По линии Шанхайской организации сотрудничества мы можем работать вместе. Все эти возможности призваны создать почву для улучшения взаимодействия по экономическим вопросам, а также в сферах науки, технологий, аэрокосмоса и в вопросах обороны и безопасности двух стран. Так что предпосылок к развитию сотрудничества очень много. И, с учётом той воли, которая есть у высокопоставленных должностных лиц двух стран, все эти направления получат дальнейшее развитие. И почва для укрепления наших отношений в других сферах тоже готова.

Наши отношения с Российской Федерацией не будут кратковременными. Это будет сотрудничество на прочной основе, взаимовыгодное, на пользу двух стран и двух народов.

И мы хотим, чтобы наши отношения стали стратегическими, прочными, чтобы они могли гарантировать наше взаимодействия в будущем. В проработке находится стратегический документ на следующие 20 лет. Он охватывает все направления сотрудничества.

— Расскажите, пожалуйста, о соглашении между Россией и Ираном. Насколько тесным будет сотрудничество и чего ждать от стратегического союза между Россией и Ираном?

— Видите ли, наши отношения и с Российской Федерацией, и со всеми странами будут основываться на общих интересах, на плодотворном взаимодействии, которое приведёт к положительным результатам.

19 января президент России Владимир Путин встретится в Москве с президентом Ирана Ибрагимом Раиси. Как уточнили в пресс-службе Кремля,…

Главный принцип заключается в том, что мы не хотим получить господство над другими странами, и не готовы находиться под доминацией других стран. Не надо угнетать других, и не надо находиться под гнётом других стран. Поэтому после победы Исламской революции мы выработали принцип, согласно которому наша страна должна быть независимым государством. И сегодня наши связи с Россией основываются на том, что Россия хочет быть независимым государством. Но когда вы хотите жить независимо, конечно же, будете подвергаться нападкам тех стран, которые стремятся господствовать. Американцы не хотят, чтобы были независимые государства в мире. Они хотят превратить эти страны в своих рабов. И благодаря тому, что нам дала Исламская революция, мы 40 лет противостоим американскому господству.

Наши отношения с Российской Федерацией будут строиться на основе принципа общих интересов, на основе нашего взаимодействия по различным вопросам, касающимся международной региональной повестки, на основе членства в региональных и международных организациях, а также на основе нашего взаимодействия по двусторонней повестке.

— На сегодняшний день многие западные эксперты, политики, а также СМИ, раздувают истерику в связи со стратегическим партнёрством России и Ирана. Почему они развивают эту спекуляцию и какова её конечная цель?

— Видите ли, Иран — это мощная держава и независимое государство. Россия тоже мощное и влиятельное государство. И когда две мощные страны сидят вместе и хотят договориться о сотрудничестве, те, у кого есть намерения по господству, впадают в ужас.

То, о чём мы заявили по поводу нашей внешней политики, — мы будем сотрудничать со всеми странами в мире, будем взаимодействовать. Если же страны хотят проявлять по отношению к нам враждебность, то они непременно столкнутся с нашим сопротивлением, с сопротивлением иранского народа. Мы показали за последние 40 лет, что мы тот народ, который не приемлет силу и не находится под чьим-то гнётом и притеснением.

Если кто-то не хочет враждебности, конечно, мы будем сотрудничать и взаимодействовать. Мы выступаем за сотрудничество по всем направлениям с соседними государствами. И мы активизировали дипломатию добрососедства. Поскольку это принесёт благо и народу региона, и глобальной экономике в целом. Это та политика, которую мы проводим.

— Расскажите, пожалуйста, о ходе переговоров по острому вопросу — ядерному вопросу. Надеетесь ли вы договориться в Вене? Можете ли поделиться какими-то подробностями: что идёт хорошо, а что нет?

— Что касается переговоров, мы очень серьёзно отнеслись к участию в них. Если у наших оппонентов есть готовность к снятию санкций, то будет почва для достижения любой договорённости. Но то, что мы видели до сих пор, — это нарушение обязательств со стороны американцев. А также отсутствие новых соответствующих мер со стороны европейцев.

С другой стороны, Международное агентство по атомной энергии 15 раз объявило о том, что Иран выполнил свои обязательства и что Иран привержен своим обязательствам. Поэтому я хочу сказать: мы выполнили свои обязательства, а они нет, они нарушили свои обязательства.

Если стороны готовы к тому, чтобы устранить санкции, почва для достижения любой договорённости по ядерным вопросам абсолютно готова.

Великобритания, Германия и Франция убеждены, что Иран и Соединённые Штаты могут вернуться к полному соблюдению своих обязательств в…

— Россию и Иран также объединяют обвинения в том, что наши страны постоянно устраивают преступления в киберсфере. Например, кибершпионаж или кибератаки против других государств. Насколько такие обвинения правомерны и какую цель они преследуют? 

— Вы, наверное, слышали о кибератаке на иранские бензоколонки. Откуда была эта атака? Она была совершена теми, кто сам совершает эти атаки, подрывает связь в различных странах, в том числе и кибернетическую, в том числе и в Иране. Они же сами согласились, что они совершили кибератаку на наши ядерные объекты. Они официально об этом сказали. И сионисты, и те страны, которые стремятся к господству, об этом объявили. Кто им дал разрешение на то, чтобы такие атаки совершать? Мы ведём мирную ядерную деятельность, а они атакуют. И потом в этом признаются. 

Читать также:  «Помогаю понять, почему они себя ведут именно так»: сотрудник австрийской соцслужбы — о русскоговорящих в тюрьме

Они хотят угнетателя выставить угнетённым, а угнетённого показать как угнетателя. Но у народов мира открыты глаза, и они понимают, кто угнетает и притесняет других.

— И ещё одно обвинение, которое часто звучит в адрес как России, так и Ирана, это то, что эти страны ведут себя как разрушители, то есть агрессивно по отношению к другим странам. Вы, наверное, уже наслушались запатентованной американской фразы о деструктивной роли Ирана на Ближнем Востоке. Что бы вы сказали тем, кто распускает такие слухи и ведёт вот такие разговоры? 

— Вы знаете, они хотят сделать так, чтобы народы не сопротивлялись. Ведь смотрите: народ Ливана тоже проявляет сопротивление перед сионистами и народ Сирии проявляет сопротивление перед сионистами, перед агрессией американцев. Они сопротивляются. 

Абсолютно ужасные преступления они совершили, ИГ*. Они совершили очень серьёзные преступления против детей, женщин и ничем не защищённых людей в Сирии. И в других странах региона, например в Ираке, в Афганистане.

Это ужасные преступления, которые «Исламское государство» совершает во всём мире. Кто подрывает безопасность в мире? Те, которые создали ИГ. Те, которые поддерживают ИГ. Те, которые, кстати сказать, подрывают безопасность в Сирии уже долгие годы. И в Ираке то же самое. Два десятилетия они присутствовали в Афганистане.

«У нас есть общие интересы»: Ибрагим Раиси — об отношениях Ирана и России, пандемии COVID-19 и ядерном вопросе

— Какое место занимает сейчас Китай во внешней политике Ирана? И стоит ли России ревновать? 

— Нет необходимости в том, чтобы ревновать. У нас есть связи, контакты и с Россией. И с теми странами региона, которые хотят с нами иметь отношения на основе общих интересов, взаимного уважения, добрососедства, а также на основе использования возможностей двух стран в интересах благосостояния народа, его комфорта.

И даже с теми государствами, которые географически далеки от нас, у нас всё равно хорошие отношения, и мы непременно будем эти отношения сохранять. И конечно, мы верим, что по отношению к России, по отношению к Китаю и по отношению к другим странам у нас непременно сохранится такой взгляд.

Как вы знаете, американцы два десятилетия присутствовали в Афганистане. И каков результат этого почти двадцатилетнего присутствия? Ничего, кроме войны, кроме кровопролития и руин. Всё, что осталось, — это тысячи разрушенных домов, тысячи детей-инвалидов, тысячи убитых и угнетённых людей в Афганистане. Из-за господства американцев. Сегодня мы видим, что Афганистан — это страна, в которой есть множество проблем. Поэтому я думаю: правильно, что американцы и из Афганистана, и из Ирака ушли — или, вернее сказать, правильно, что их выгнали оттуда.

— Расскажите, пожалуйста, о другом направлении, где Россия и Иран также сотрудничают по различным вопросам. Какие главные векторы вы можете выделить на Ближнем Востоке?

— Вы знаете, мы работаем над обеспечением безопасности и мира по всей Средней Азии. И мы думаем, что, конечно же, надо сохранить этот регион от любой дестабилизации. Усилиями всех стран региона. Мы готовы работать со странами Кавказа, Средней Азии, работать для мира и спокойствия в этом регионе.

— А что вы можете сказать о стремлении Ирана более тесно интегрироваться в ШОС? Насколько это для вас важно? Как вы думаете, в будущем ШОС станет доминировать в евразийском пространстве?

— Что касается Шанхайской организации сотрудничества, то Иран уже стал её полноценным членом и может иметь хорошие отношения в регионе Азии, что принесёт пользу всем. Но мне кажется, что Шанхайская организация сотрудничества должна активизироваться, и Евразийское экономическое сообщество тоже.

Видите ли, у нас есть региональные организации, формирования. Мы считаем, что они являются хорошей предпосылкой для развития сотрудничества между странами региона. И здесь есть куда развиваться, обмениваться возможностями. Это приведёт к развитию региона и предотвратит проникновение чужих государств. Поэтому возможности региона нужно использовать максимально.

Пентагон открыл Лабораторию прикладных исследований в области разведывательной деятельности и обеспечения безопасности. В Минобороны…

— Насчёт пандемии. И Иран, и Россия довольно сильно пострадали от последствий коронавируса. Ведётся ли какое-то сотрудничество между двумя нашими странами в этом вопросе?

— Что касается коронавируса, я думаю, что весь мир получил урок. И заключается он в том, что очень многие инструменты, которые есть в руках сверхдержав, не помогли заняться профилактикой и выявить оптимальный подход для борьбы с коронавирусом. Поэтому я хотел бы поблагодарить и Китай, и Россию, и другие страны, которые с нами сотрудничали.

Самое важное — это вакцинация людей, которую мы осуществили. Сегодня большой процент нашего народа вакцинирован. Это как раз приведёт к тому, что мы можем сохранить и защитить наших людей от этой беды. Когда я возглавил правительство, каждый день 700 семей теряли своих близких и родных. Сегодня количество умерших — порядка 20 человек. Это очень низкий уровень. И заболеваемость очень низкая, и смертность тоже. Тем не менее мы перед этой новой атакой, новым штаммом «омикрон», тоже не защищены. Поэтому мы должны приложить усилия, чтобы и наш народ, и другие народы не пострадали от этого нового штамма.

Сотрудничество Ирана и России по данному вопросу очень плодотворно. У нас есть и научное сотрудничество, а также сотрудничество по вакцине между нашими двумя странами.

— Ещё я хотел бы спросить про иранского генерала КСИР Касема Сулеймани. Недавно вы сказали, что если не будет международного суда и расследования убийства Сулеймани, то вся нация Ирана будет мстить. Скажите, пожалуйста, это было предупреждение или, может быть, угроза?

— Видите ли, Касем Сулеймани принадлежал не только народу Ирана, но и мусульманской умме. Он пришёл для спасения жизни людей, он прилагал усилия в этом направлении. И все люди — и мусульмане, и немусульмане — безусловно очень уважают его работу. Они его уважают, поскольку знают, что он смог спасти народ от атак врагов человечества — я имею в виду, от ИГ и такфиристских группировок. Он смог защитить и сохранить жизнь людей. Поэтому его присутствие в Сирии, в Ираке, в регионе как раз было в рамках борьбы с терроризмом. А также в рамках сохранения жизни людей. Это все в мире знают.

Поэтому Касем Сулеймани — герой борьбы с терроризмом. И американцы должны ответить. Они же говорят, что являются знаменосцами борьбы с терроризмом. А почему героя борьбы с терроризмом убили? Почему господина Аль-Мухандиса (командующий иракским шиитским вооруженным формированием. — RT), его соратников убили? И перед всеми они официально признались в этом. Они должны пройти этот процесс в соответствующем суде, квалифицированном.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.