Домой Технологии Deloitte ухудшил прогноз по дефициту полупроводников

Deloitte ухудшил прогноз по дефициту полупроводников

Deloitte ухудшил прогноз по дефициту полупроводников

Если ранее аналитики указывали на то, что к 2022 году ситуация с полупроводниками для производства гаджетов может вернуться в норму, то теперь их оценки изменились в худшую сторону. Специалисты считают, что на расширение производственных мощностей могут уйти годы.

Стало хуже

В середине года эксперты отмечали, что нехватка чипов заметна и является важной проблемой для самых разных отраслей. По их оценке, дефицит должен был ослабнуть уже в 2022 году. Однако теперь руководитель отдела полупроводниковой промышленности Deloitte Брэндон Кулик заявил ArsTechnica, что этот прогноз слишком оптимистичен.

«Дефицит будет продолжаться бесконечно», — рассказал он. По словам Кулика, специалисты недооценивают масштаб проблемы.

Становится очевидным, что проблемы в цепочке поставок полупроводников начинают сдерживать экономический рост. Например, автоконцерны GM и Ford заявили, что отсутствие чипов привело к сокращению прибыли в третьем квартале. Apple, по неофициальным данным, сокращает производственные планы на этот год для линейки iPhone 13.

«Вероятно, это не означает [что дефицит продлится] еще 10 лет, но, конечно, мы говорим не о кварталах. Мы говорим о нескольких годах», — пояснил Кулик.

Директор по связям с общественностью Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Антон Гуськов в беседе с «Газетой.Ru» рассказал, что представители рынка ожидают решения проблем минимум до 2023 года.

«Проблема с чипами и полупроводниками в целом затягивается. Ясно, что года полтора-два точно будет продолжаться ситуация в таком ключе», — признал он. По словам эксперта, на этот период будет ощущаться весомая нехватка компонентов.

Почему так долго?

Причин нехватки микросхем несколько.

Люди продолжают покупать новые смартфоны, планшеты и ноутбуки, которые активно задействуют сетевые сервисы. Это, в свою очередь, увеличивает нагрузку на центры обработки данных, которым тоже нужно больше «железа».

«Спрос продолжает расти в целом почти на всех рынках», — отметил Кулик. По его словам, в последнее время стало не хватать подложек, из которых состоят печатные платы, соединяющие различные электронные компоненты. Печатные платы относительно просты в производстве, но большинство компаний, производящих микросхемы, не делают печатных плат, а без них полупроводники не могут взаимодействовать с другими микросхемами в компьютере.

Еще одной проблемой стал пожар в июле 2020 года на крупном заводе, который был важным источником компонентов. Ожидается, что теперь в ближайшие годы общие мощности заводов по производству печатных плат будут отставать от спроса. Проблема стала крайне острой, на нее указал и гендиректор Intel Пэт Гелсинджер в недавнем финансовом отчете компании.

«Наращивание мощностей с помощью строительства заводов возможно, и это поможет решить проблемы. Но это займет дополнительное время. Работа на перспективу нужна, но оперативного решения это не даст, это на будущее», — пояснил Антон Гуськов из РАТЭК.

Даже самые богатые производители полупроводников в мире очень далеки от того, чтобы удовлетворить спрос. На создание и оптимизацию новых заводов уходят годы, а компании не решаются вкладывать средства, потому что считают, что всплеск спроса будет временным.

К тому же современные, полностью новые фабрики крайне дороги.

Передовые заводы стоят от $5 до $10 млрд, что во много раз больше, чем они стоили даже два года назад.

По мере развития производственных технологий строительство зданий становится все дороже, а машины, производящие чипы, — более дорогостоящими.

Читать также:  Group-IB и Avast: количество мошенничеств с использованием дипфейка будет расти

Дело не только в деньгах

Новые фабрики также нужно укомплектовать квалифицированным персоналом. «Сейчас также наблюдается нехватка работников», — рассказал Кулик.

«Дело не только в том, что нам нужно больше производственных линий, а в том, что нам нужно больше людей», — пояснил специалист.

Многочисленные проблемы привели к увеличению сроков выполнения заказа. В конце 2020 года на выполнение заказа уходило 13 недель, а сейчас это занимает почти 22 недели.

Антон Гуськов из РАТЭК считает, что увеличенный спрос на компоненты напрямую привел к тому, что теперь заказы собираются дольше. «В Китае были остановки заводов теперь уже из-за энергетических проблем. И это продолжало подстегивать спрос», — добавил специалист.

К тому же до пандемии многие использовали бережливое производство. При этом методе компании держали очень мало запасных частей. Но теперь, когда сроки выполнения заказов растягиваются, компании размещают все больше заказов и хранят больше деталей про запас. На такой шаг они идут как раз из-за опасений, что дефицит продлится дольше ожидаемого.

«Я разговаривал с пользователями полупроводников, которые раньше занимались производством точно в срок. Они закупили запасные части буквально на год вперед, чтобы предотвратить любую потенциальную нехватку», — рассказал президент Semiconductor Advisors Роберт Мэр.

Гуськов из РАТЭК уточнил, что это может быть связано с контрактными договоренностями у крупнейших компаний. «У них приоритетные соглашения с производителями компонентов, чтобы обеспечивать бесперебойную работу собственных предприятий и обеспечить поставки товаров в срок», — добавил эксперт.

Он рассказал, что не знает о компаниях, которые бы хранили готовую технику у себя. «Но производители теперь страхуются — заключают договор для доступа к компонентам на какой-то период», — добавил Гуськов.

По словам Брэндона Кулика из Deloitte, производители постепенно расширяют существующие производственные мощности, что позволит решить проблему с дефицитом. Но создание полностью новых фабрик занимает от двух до трех лет, и даже части дополнительных мощностей может быть недостаточно.

«Я ожидаю, что будет дефицит до тех пор, пока не будет запущена большая часть новых мощностей», — заключил Кулик.

Влияние на российский рынок

Очевидно, что нехватка компонентов влияет на себестоимость продуктов, считает Гуськов. «Все, что перечисляют из проблем, это глобальные факторы, а у нас этих компонентов и не производят. Может, какая-то часть, для военной отрасли. Но даже эти компоненты не смогут покрыть [дефицит]», — констатировал представитель РАТЭК.

Он заметил, что в России проблемой является и то, что падение реальных доходов, начавшееся в 2014 году, продолжается. В то же время дефицит приводит к изменениям в ценообразовании.

«Об этом и президент говорил, это уже общепринятый факт. Падение реальных доходов, это если дипломатично говорить, а если по-простому — люди беднеют. В этой ситуации задирать цены — убить рынок и свою долю в нем. Никто делать этого не будет, но в ущерб себе тоже работать нельзя», — добавил эксперт.

По словам Гуськова, он пока не слышал от ритейлеров об ухудшении ситуации. «Ни от кого не слышал о тотальном дефиците, отдельные линейки сократились. К тому же на рынке электроники есть дефляция, то есть предыдущие модели дешевеют», — заключил он.