Жесткий ответ Минюста ЕСПЧ: Россия готовится выйти из международных обязательств перед евросодомом

Россия сделала важный шаг к суверенитету от международного диктата евросодома, после которого радикальные феминистки, извращенцы и их подпевалы в российских СМИ буквально позеленели от злости. Минюст, который и ранее был замечен в попытках отстаивания правовой независимости страны от глобальных структур (ООН, ЕСПЧ, ПАСЕ и др.), похоже, укрепился в своей позиции после подписанной Президентом поправки в Конституцию о ничтожности решений межгосударственных органов, если они противоречат Основному Закону РФ.

Отсюда ответ нашего Минюста перед рассмотрением в ЕСПЧ жалоб четырех заявительниц из России: государство в целом не должно нести ответственность в случаях семейно-бытового насилия, если вред был нанесен не должностными лицами, а частными.

«Катюша» ранее подробно рассказывала на примере дела «Володина против России», как ЕСПЧ штампует обвинительные приговоры против нашей страны на основании позиции защитника содомитов и Навального – Дмитрия Дедова (судья ЕСПЧ от РФ, заявлял о необходимости узаконить в РФ сожительства извращенцев) , на основании докладов «независимых» НКО из Лондона вроде «Фонда равноправия» (Equal Rights Trust, занимается исключительно защитой педерастов от «дискриминации» по всей планете), допущенных к подготовке письменных заявлений, и пропагандистов извращений в России вроде координатора российской ЛГБТ-сети Игоря Кочеткова.

Ссылаясь на липовую статистику от фонда «Анна» и прочих инагентов, ЕСПЧ представляет Россию как дикую страну, где каждая женщина страдает от насилия в семье, и тут же требует привести наше внутреннее, суверенное законодательство в соответствии с содомскими, расчеловечивающими «гендерными» нормами вымирающего Запада. Вот какие тезисы были включены в решение евросодомского суда по делу Володиной:

«ЕСПЧ напоминает России, что по Рекомендации Комитета КЛДЖ № 35 (2017) запрещение гендерного насилия в отношении женщин превратилось в принцип обычного международного права и что гендерное насилие коренится в таких факторах как …социальные нормы, касающиеся маскулинности, необходимость установления мужского контроля или власти, принуждения к выполнению гендерных ролей…».

Далее ЕСПЧ в своем решении сокрушается, что, несмотря на рассмотрение 50 вариантов закона о насилии в семье, Госдума РФ до сих пор не приняла подобный документ (п. 36), указывает, что «российские власти не прислушались к рекомендации СЕ (2002)5», которая требует ввести в законодательство принцип публичного обвинения (т.е., без жалобы пострадавшего) для домашнего насилия (п. 84) и делает вывод о нарушении Россией обязательства по созданию эффективного законодательства в обсуждаемой сфере (п. 85). Вообще изучение документа ЕСПЧ порождает сомнения в адекватности составителей: в частности, решение требует «гендерно-чувствительного (!) толкования и применения Конвенции (о защите прав человека и основных свобод)». И тут же, разумеется, идет ссылка на международные договора и обязательства РФ: «органы ООН считают, что упорная неспособность российских властей определить домашнее насилие в своем законодательстве несовместима с их международными обязательствами» (п. 127); «действующее российское законодательство неадекватно для решения проблемы домашнего насилия» (п. 131); «терпя в течение многих лет климат, благоприятствующий насилию в семье, российские власти не смогли создать условия для гендерного равенства, которые позволили бы женщинам жить без страха перед жестоким обращением…» (п. 132).

Вот так – по мнению заботливого Запада, все женщины и дети в России живут в страхе в своих семьях, и во имя нашего благоденствия и процветания там очень хотят помочь нам исправить данную «проблему». А исправлять ее они хотят путем полного искоренения маскулинности (мужественности) как «фактора насилия», уничтожения патриархальной семьи с мужем-главой (по больной логике секты радикальных феминисток – источника угнетения женщины), ну и конечно же, путем искоренения «гендерных ролей»: то есть запрета на воспитание биологического мальчика как мужчины, а девочку – как женщины.

И вот теперь безумная лоббистка закона о «профилактике» СБН и феминистка-неофитка Оксана Пушкина, адвокат-инагент от Консорциума женских неправительственных организаций и фонда «Насилию.нет» (структуры, созданные в РФ в «свободные 90-е» сотрудничавшей с Мадлен Олбрайт и Хиллари Клинтон в международной фемо-НКО Vital Voices Мариной Писклаковой-Паркер ) феминистка Мари Давтян и их товарки в России бьются в конвульсиях. Уполномоченный РФ при ЕСПЧ – замминистра юстиции Михаил Гальперин – направил в суд новые аргументы российского правительства. В документе, в частности, отмечается, что согласно ст. 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрещение пыток) государство не может нести ответственность за ситуации заявительниц, так как «страдания и травмы причинялись им в результате действий частных лиц (а не должностными лицами)». Также Правительство отмечает, что «потерпевшие не имеют права оспаривать законность действий или бездействия полиции в ходе расследования в связи с привлечением к административной ответственности предполагаемого обидчика». Авторы ответа указывают, что для этого создана глава 22 КоАП – она предоставляет возможность подать административный иск о действии или бездействии полиции и провести для этого отдельный процесс.

Вывод Минюста совершенно логичен: наше государство как таковое на международной арене не должно нести ответственность в случаях семейно-бытового насилия, если вред был нанесен не должностными лицами, а частными. Если пытки по отношению к женщинам совершали не полицейские, то государство не должно компенсировать материальный ущерб пострадавшим из национального бюджета. Но самое главное, как мы уже отмечали выше, ЕСПЧ таким образом указано на его место – место независимого международного арбитра, не имеющего права принуждать и требовать от России срочно принимать различные содомские, антисемейные, феминистские и прочие токсичные законы под тем предлогом, что это, якобы – часть наших международных обязательств.

Неслучайно тот же «Коммерсант» в своем материале по теме вспоминает меморандум Минюста для ЕСПЧ, в котором сказано, что «существующее законодательство эффективно, острой необходимости принятия специальных актов о насилии в семье нет, а в жалобе наблюдается дискриминация по отношению к мужчинам». А затем тут же ссылается на некую «возмущенную общественность» (очевидно, ту же кучку нкошников-грантоедов, сексменьшинств и феминисток), которая заставила Минюст в новом заявлении «допустить возможность дальнейшего совершенствования законодательства». И далее приводит возмущенный комментарий заинтересованного «эксперта» – представительницы либеральной юрфирмы «Правовая инициатива», являющейся лидером по количеству поданных жалоб в ЕСПЧ от России.

Соответствующая реакция на новость у других либеральных и окололиберальных СМИ. Оцените заголовки: «Государство сложило с себя ответственность за домашнее насилие в России», «Российские власти отрицают свою вину в делах о домашнем насилии», «Россия не видит пыток в домашнем насилии» и т.д. Этот вой тут же подхватили и все фемосообщества – для не погруженных в тему и имеющих проблемы с логикой граждан эти пафосные обвинения вполне могут показаться соответствующими действительности, поэтому мы и разъясняем, какие рога лоббистов на самом деле за ними скрываются.

Еще одна позитивная новость для просемейной и родительской общественности – «плач Ярославны» в исполнении основательницы центра «Насилию.Нет» Анны Ривиной. Оказывается, ее организации не хватает денег и она находится на грани закрытия. Эта дама, вместе с упоминавшейся выше Мари Давтян является соавтором и давним лоббистом законопроекта ПСБН в России, много лет ведет медиа-кампании в поддержку его протаскивания в Госдуме (например, с ряжеными успешными женщинами с нарисованными шрамами и синяками). Ривина была экспертом Консорциума женских неправительственных организаций (КЖНО), куда входил и упоминавшийся выше инагент – фонд «Анна». КЖНО в 1995-1997 годах активно распределяла немалые гранты, поступающие из Фонда Форда, Фонда Макартуров и Агентства США по международному развитию (USAID). Собственно, соработничество Ривиной и Паркер не скрывается — на сайтах их организаций висит один и тот же телефон «горячей линии» для женщин. Анна отметилась не только нкошным агитпропом, но и более крутыми делами. Она была активной участницей белоленточного протестного движения 2011-2012 гг., проходила стажировку в лагерях в Литве, где обучалась методам проведения «цветных революций», а также помогала Константину Лебедеву — организатору массовых беспорядков на Болотной в мае 2012 г. Переждав бурю в эмиграции, Ривина вернулась в Россию и резко переключилась с правовых вопросов в области СМИ на тему семейного насилия, как и завещал Госдеп.

ривина


Парадоксально, но факт – почти все антисемейные, фемо- и содомо- инагенты де-факто и де-юре не только не прекращают деятельность в нашей стране после перекрытия иностранного финансирования, но и переводятся на бюджетное довольствие – т.е. начинают получать уже российские гранты от Правительства и Администрации Президента. Ривина сама признается, что после траты вливания в ее центр от государства, ее центру не на что более существовать. Ее финансовые запросы на кампании в поддержку западных антисемейных законов составляют не много не мало – 6 миллионов рублей в год (500 тыс. в месяц).

ривина грант


Что ж, если подобная «просветительская деятельность» по разрушению традиционной семьи и традиционных ценностей в России будет полностью свернута, большинство граждан, полагаем, совсем не огорчится данному факту. Остается еще раз пожелать Минюсту стойкости и последовательности в противостоянии с содомским ЕСПЧ и кабальными «международными обязательства».

РИА Катюша

 

Источник ➝

Почему либералы тянут нас в азиатскую деспотию?

Данила Уськов

Как бы то ни было, выдыхание гуманистической культуры, обнажающее голый закон с непонятными концептуальными основаниями и пустоту на месте представления о человеке, не может не привести на Восток, ибо там с подобными «безличностными» общественными системами работали тысячелетиями.

Либерализм декларирует в качестве своих основных ценностей «свободу личности» и «права человека». Общественное же устройство должно этим ценностям соответствовать и потому, касательно него, либерализм провозглашает «право народа на восстание против тирании, попирающей естественные права человека».

А дабы саму возможность появления подобной тирании пресечь в корне, рекомендуются «принцип разделения властей» и «теория общественного договора».

 

Однако, когда мы смотрим сегодня на политику современного Запада, то обнаруживаем, что все эти ценности и декларации стали политическими инструментами. Наши же отечественные либералы, называя народ «анчоусами» (Юлия Латынина) и «мухами» (Александр Минкин) показывают, что речь идет о правах определенных групп общества по принципу — «все на благо человека, все во имя человека, и я знаю этого человека». В общественной же сфере «право народа на восстание против тирании, попирающей естественные права человека» наши либералы понимают как право восстания определенных «дельфинов» (Латынина) и «пчел» (Минкин) против тирании, попирающей права США на безраздельное господство. Но, может быть, либерализм претерпел такие трансформации только сегодня, а наши либералы (в каком смысли они собственно еще «наши» — уже отдельный вопрос) это лишь пародия, и когда-то существовал подлинный либерализм, действительно отстаивающий права всех людей, признавая в каждом личность?

Да, несомненно, либерализм сегодня мутировал. И эта мутация связана с остыванием проекта «Модерн», с которым либерализм прочно связан. Из этого остывания следуют многочисленные кризисы всего на свете, в том числе и кризис национальных государств. Ни один классический либерал никогда бы не позволил себе называть свой народ «мухами», а соседнюю державу считать светочем. Более того, от подобного пока удерживаются и на западе. Но «наши» либералы, в смысле мутации, еще более авангардны, чем мутирующий западный либерализм. Но не был ли потенциал подобной мутации заложен изначально? Либерализм стоял на страже «прав человека» и «свободы личности». Но какого человека и какой личности?

Джон Гринхилл. Портрет Джона Локка. 1672-1676

Одним из главных отцов — основателей либерализма был британский философ Джон Локк (1632 — 1704). Это он, будучи сторонником теории общественного договора и теоретиком гражданского общества и правового демократического государства, впервые предложил принципы разделения властей и понимание государства как гаранта прав и свобод. Он также разработал идею демократической революции, на которую общество имеет право, в случае, если наступает угроза тирании. Но что он думал о человеке и личности, которые столь яростно оберегал?

У Аристотеля есть классический образ восковой дощечки, на которой его божественный разум (Нус) пишет все, что ему заблагорассудится — так устроено сознание человека. Локк заимствует этот образ под латинским названием Tabula rasa, что переводится как «чистая доска», и высказывает основополагающий тезис сенсуализма — «нет ничего в разуме, чего не было бы в чувствах». То есть человек — это изначально «чистый лист», на котором в процессе жизни что-то начинает отпечатываться посредством его чувств восприятия. Выходит, «права человека» — это права «чистой доски»? На что? На то, что бы на ней нечто что-то отпечатывало? А почему этот процесс отпечатывания надо так оберегать? В чем его ценность? И где тут, собственно, человек? В любом случае ни о какой человеческой индивидуальности тут речи идти не может, а «права человека» со времен Локка защищали что-то совсем другое. Например, они могли защищать человека от возможности стать чем-то большим, чем «чистая доска».

С Локком спорил Готфрид Лейбниц (1646  1716). Он противопоставил «чистой доске» свой образ мраморной глыбы, прожилки которой намечают контуры будущей статуи. Что же касается локковского постулата сенсуализма, то Лейбниц присовокупил к нему слова: «кроме самого разума». В итоге получилось: «Нет ничего в разуме, чего не было бы в чувствах. Кроме самого разума». И тогда стало понятно, о правах кого может идти речь! Если верить Лейбницу, то каждый человек от рождения наделен «прожилками», которые задают очертания будущей личности. Более того, этот «кусок мрамора» обладает еще и собственным разумом, ибо разума нет в чувствах. То есть в процессе жизни, с самого младенчества, человек развивается не пассивно. Право на реализацию подобного развития, действительно, может быть ценностью, которую должно оберегать, ибо в итоге вырастает личность. Однако либерализм при помощи своих установлений и институтов оберегал что-то другое…

Кристоф Бернхард Франке. Портрет философа Лейбница. 1695

Таким представлениям о человеке, как о «чистой доске», противостоял не только Лейбниц. Представления о наличии индивидуальной души были свойственны западной культуре с древнейших времен. Однако, безусловно, основным их источником было христианство. Именно христианской культурой проникнут запад вот уже более 2000 лет. Однако рамки проекта «Модерн» вытеснили все, что связано с культурой, в частную жизнь, поставив во главу угла закон и рациональность. В итоге культура стала быстро выдыхаться. Ее «аура», как сказал бы Вальтер Беньямин, стала исчезать. В итоге обнажилась пустота. Остались только голый закон и регламентации, которые создавались без учета чьей бы то ни было индивидуальности. Пока жива была культура, защита прав была и защитой прав личности, но когда она выдохлась, защита прав стала защитой только прав «чистой доски».

Это прискорбное положение вещей блестяще зафиксировал Маркс в «Манифесте коммунистической партии»:

«В ледяной воде эгоистического расчета буржуазия потопила священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли».

Обратим внимание на то, что Маркс тут негодует по поводу утопления «в ледяной воде эгоистического расчета» достаточно чуждых ему ценностей — «священного трепета религиозного экстаза» и даже «мещанской сентиментальности». Просто Маркс понимал, что эта «ледяная вода» уничтожает культуру — единственное, что, наряду со сломом сословных перегородок феодализма, придавало модерну гуманистический смысл. В качестве же главной ценности, которую стоило отстаивать в человеке, Маркс называл «родовую сущность» — термин заимствованный им от Фейербаха. В итоге новое дыхание западной культуре после ужасов Первой мировой войны дал СССР, спасший Запад от фашизма. Но теперь СССР нет. А значит, «ледяная вода» снова вернулась.

Карл Маркс

Во время кризисов Запад традиционно смотрит на Восток. Но в 19 веке на эту «традицию» дополнительно наложились и внутренние «закладки» в самом проекте «Модерн». Достаточно уже одной невстроенности в проект представлений о личности, чтобы серьезным образом усилить восточные тяготения. Ведь Восток и понятие «личность» соотносятся, мягко говоря, проблемно. Если в индуизме говорят об «атмане» (душе), то только затем, чтобы сказать, что этот атман должен в итоге раствориться в тождестве атмана и брахмана. Буддизм же вообще исповедует концепцию «анатмавады» (не души), согласно которой субъективное представление о собственной индивидуальности — это иллюзия, от которой надлежит избавиться.

На внутреннюю склонность к Востоку проекта «Модерн» обратил внимание Осип Мандельштам в своей статье «Девятнадцатый век». Он писал:

«Скрытый буддизм, внутренний уклон, червоточина. Век не исповедывал буддизма, но носил его в себе, как внутреннюю ночь, как слепоту крови, как тайный страх и головокружительную слабость. Буддизм в науке под тонкой личиной суетливого позитивизма; буддизм в искусстве, в аналитическом романе Гонкуров и Флобера; буддизм в религии, глядящий из всех дыр теории прогресса, подготовляющий торжество новейшей теософии, которая не что иное, как буржуазная религия прогресса, религия аптекаря, господина Гомэ, изготовляющаяся к дальнему плаванию и снабженная метафизическими снастями».

Лев Бруни. Портрет Мандельштама. 1916 г

Отечественный востоковед Дмитрий Валентинович Поповцев, прекрасно зная о доктрине анатмавады, в своей монографии «Бодхисаттва Авалокитешвара» делает следующее показательное восклицание:

Буддизм — чрезвычайно земное учение, не случайно сам Шакьямуни был рожден под весьма «земным» знаком Тельца. Он тесно привязан к земле, и все здание своей изощренной психологической доктрины он строит на прочном фундаменте наиболее примитивных и глубоких структур психики человека — структур личностного (а не коллективного!) взаимодействия и сосуществования с деревьями, скалами, источниками, а также с «хозяевами» ландшафта — местными демонами, духами и полубогами.

Даже без знания буддийских доктрин понятно, что взаимодействие, основанное на «прочном фундаменте наиболее примитивных и глубоких структур психики человека», не может быть «личностным». Это как с правами человека по Локку. Вроде как все для человека и его свободы, но только он является «чистой доской». Вроде как личностное взаимодействие, но на основе «примитивных структур», причем взаимодействие не абы с чем, а с «местными демонами, духами и полубогами». А между тем человеческая личность созидается только во взаимодействии с другими людьми, а не с «духами ландшафта», и не на основе «примитивных структур», а совсем иных.

4 февраля 2013 года в интервью Сергею Минаеву ярая сторонница индивидуализма Ирина Хакамада предложила такой пример для поведения в бизнесе:

«Азиат сделает все, что ты захочешь. Нужно ноги помыть? Помоет. Воду надо будет выпить после этого? Да выпьет! Его унизить невозможно. Почему? Потому что он вышел с контрактом»!

Какова «индивидуальность», таковы и модели управления. На Востоке это, прежде всего, конфуцианство. Когда случилась авария на ядерной японской станции Фукусима, весь мир был поражен практически полным отсутствием мародерства. Не были поражены только японисты, которые в ответ на все вопросы отвечали двумя словами: конфуцианская этика.

Неслучайно о такой этике в Европе мечтал основатель политэкономической школы «физиократов» Франсуа Кенэ (1694−1774), много занимавшийся Китаем и изучавший конфуцианство, дабы, наконец, сделать так, чтобы европейские государства управлялись «естественным законом». С этой школой физиократов и, в том числе, ее наследником Адамом Смитом потом спорил Маркс.

Иоганн Георг Вилле. Франсуа Кенэ. XVIII в

Как бы то ни было, выдыхание гуманистической культуры, обнажающее голый закон с непонятными концептуальными основаниями и пустоту на месте представления о человеке, не может не привести на Восток, ибо там с подобными «безличностными» общественными системами работали тысячелетиями.

Одним из примеров того, как рассматривается общество в рамках подобных систем, является трактат Мотоори Норинаги (1730 — 1801) «Тама кусигэ» (Драгоценная шкатулка для гребней). Как говорят специалисты, японская модернизация после революции Мэйдзи идеологически во многом основывалась на трудах Норинаги. Он пишет:

«Поскольку все в мире определяется в соответствии с замыслами богов, то даже явные дела в конечном счете есть не что иное, как тайные дела. Различия, безусловно, существуют. Они подобны тому, как если бы мы сравнили богов с человеком, который управляет куклой-марионеткой, а тайные дела — с управлением этой куклой. Людей же, живущих в нашем мире, можно сравнить с куклой-марионеткой, а явные дела — с движениями головы, рук и ног куклы. Движения куклы разнообразны, но, в сущности, они зависят от человека. Тем не менее движения куклы отличны от движений управляющего ею человека. Ценность куклы именно в том и состоит, что ее голова, руки, ноги могут хорошо двигаться. Если бы голова, руки, ноги куклы не двигались, к чему тогда вообще нужна была бы кукла?! Уяснив эти различия, можно понять, что и явные дела несут определенные функции».

Мотоори Норинага (Автопортрет)

Может быть, кто-то скажет: «Ну и что? Зато у нас, наконец, будет порядок»! Что ж, у нас пока демократия и закон, а не конфуцианская этика, и поэтому каждый имеет право на свое мнение. Но только я прошу избавить меня от воплей Собчак про «Азиопу» и от либеральных мемов про «внутреннюю Монголию», которую я должен в себе изжить. Я всего лишь хочу, чтобы в этом случае говорили честно, по-конфуциански, что за нарушение правил ритуала будут отрубать головы, а понимание источника этих правил — не моего ума дело, а мое дело лишь «явные дела».

 

Источник

 

Коронавирус и Путин вынуждают «Газпром» посмотреть на Россию

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх